Гинтарас Висоцкас. Slaptai.lt foto

Внешняя политика сложное дело. Особенно для Литвы, у которой в силу ее малых размеров возможность спорить, а тем более оказывать влияние ограничена. Но мы прекрасно знаем, что в жизни государства бывают моменты, когда нужно проявлять твердость и принципиальность. Никаких «возможно» и «мы подумаем».

Белорусские нюансы

В публичном пространстве развернулась горячая дискуссия о позиции президента Гитанаса Науседы в отношении Белоруссии. С одной стороны, Белоруссия и впрямь подложила нам свинью, затеяв рядом с Вильнюсом строительство небезопасной Островецкой атомной электростанции. С другой стороны, Белоруссия – наша соседка, и совсем отказаться от общения с ней – тоже не лучший выход. Так что же делать?

Автор этих строк готов одобрить позицию президента, который «открыт для диалога, но не перейдет в этих отношениях за красную черту». Во всяком случае так сказала советник президента по вопросам внешней политики Аста Скайсгирите после состоявшейся в президентуре неформальной дискуссии, в которой высокопоставленные государственные деятели обсудили возможности дальнейшего сотрудничества между Литвой и Белоруссией.

А. Лукашенко. Фото EPA-ELTA

Но, скорее всего, правы и те, кто спрашивает, какой толк в диалоге между Минском и Вильнюсом, если Белоруссия тоже начертит свою красную линию, которую не станет игнорировать Кремль или которую он ей не позволит забыть.

Я понимаю, что для литовского президента важно продемонстрировать, как успешно он трудится на поприще внешней политики. И все же, наверное, иногда лучше ничего не делать и мудро молчать, чем попусту сотрясать воздух речами. Когда официальный Минск начнет посылать сигналы, что действительно жаждет серьезного диалога, тогда и ответим.

 А пока Александр Лукашенко разыгрывает свою шахматную партию, нет никакой разницы, будем мы молчать или станем звонить ему каждый день и приглашать на дипломатические обеды. Неужели мы столь наивны, чтобы искренне думать, будто возможен серьезный диалог с Минском, пока в белорусских лесах кишмя кишат русские военные? Не верю и не поверю, что на белорусском фронте возможны изменения, пока в Белоруссии размещена хотя бы одна крошечная российская военная база. Образно говоря, если нам нужен более сговорчивый Минск, нужно выждать, пока в соседней стране не останется российских военных.

Армянские интриги

Примерно такая же путаница и с Арменией. О каких мирных инициативах и программах Восточного партнерства можно серьезно дискутировать с Арменией, если там на долгие десятилетия обосновалась российская военная база? Солидного диалога с официальным Ереваном нет и не будет еще и потому, что Армения, как и Россия, не выводит свои войска с оккупированных территорий. Российские вооруженные силы не покидают пределы Приднестровья, Южной Осетии, Абхазии, Восточной Украины, Крыма. А армянские воинские части незаконно укрепились в Нагорном Карабахе.

Вот почему меня удивила появившаяся в публичном пространстве информация о том, что 18 ноября в Вильнюсе состоялась встреча первой леди Литвы госпожи Дианы Науседене с супругой премьер-министра Армении Анной Акопян.

На официальной странице Президента Литовской Республики говорится:

«Диана Науседене встретилась с супругой премьера Армении Анной Акопян, активной общественной деятельницей и известной журналисткой. Во время Бархатной революции в Армении она поддержала своего мужа Николу Пашиняна, а когда того избрали премьер-министром Армении, активно взялась за роль первой леди: учредила благотворительные фонды, которые помогают решать социальные проблемы, проблемы в области образования, здравоохранения, культуры те, которые по тем или иным причинам правительство решить не может.

Она развернула также кампанию «Женщины за мир», призванную способствовать мирному разрешению нагорнокарабахского конфликта. 

Д. Науседене выразила поддержку социальной деятельности и мирным инициативам А. Акопян и надежду на то, что и другие мировые лидеры будут способствовать обеспечению мира: «Голос женщин играет важную роль в стремлении к миру в любой точке планеты. Надеюсь, что присоединившихся к этой цели будет больше».

Автора этих строк особенно задела фраза о том, что супруга армянского премьера Анна Акопян «развернула кампанию, призванную способствовать мирному разрешению нагорнокарабахского конфликта». Но ведь это же демагогия. Нас просто дурачат, обманывают.

Диана Науседене с супругой премьера Армении Анной Акопян. Фото Роберта Дачкуса (Канцелярия президента)

Вернуть мир в этот регион на Кавказе очень просто. Достаточно армянским и российским вооруженным силам уйти из Нагорного Карабаха, принадлежащего Азербайджану, и больше не будут погибать ни армянские, ни азербайджанские солдаты.

Но ведь премьер-министр Армении Никола Пашинян, открыто возражая против позиции НАТО, Евросоюза и ООН, которые считают Нагорный Карабах азербайджанской территорией, не так давно заявил: «Нагорный Карабах – это Армения. И точка!» Так о какой мирной кампании может рассказать Литве супруга армянского премьера? Даже если бы премьер Армении искренне захотел бы вернуть то, что несправедливо, поправ международное право, у Азербайджана отняли его соотечественники, он не смог бы вернуть Нагорный Карабах азербайджанцам, потому что сделать это ему не позволит Кремль, заинтересованный в нагнетании напряженности на Южном Кавказе.

Желая подробнее узнать, о чем две госпожи разговаривали 18 ноября, я послал в президентуру, в группу по вопросам коммуникации, электронное письмо с просьбой дать комментарий.

В письме, помимо всего прочего, я написал:

«В первую очередь я бы хотел знать, кто и почему 18 ноября организовал в Вильнюсе встречу с женой премьера Армении Николы Пашиняна Анной Акопян?

Во-вторых, хотелось бы больше узнать об армянской кампании «Женщины за мир», которая, по словам А. Акопян, «призвана способствовать мирному разрешению нагорнокарабахского конфликта». Рассказала ли гостья, как конкретно она собирается «способствовать миру» в Нагорном Карабахе, или все ограничится общими фразами?

В-третьих, какую официальную позицию занимает Президентура по вопросу Нагорного Карабаха: является ли этот регион неотъемлемой частью Азербайджана или Армении? Информация, которой я располагаю, позволяет предположить, что страны члены НАТО и Евросоюза трактуют Нагорный Карабах как азербайджанскую территорию, поэтому такой же должна быть и официальная позиция Литвы.

Никола Пашинян и Владимир Путин. Фото EPA-ELTA

В-четвертых, знала ли первая леди Д. Науседене, встречаясь с женой премьера Армении А. Акопян, что в свои родные дома в Армении и Нагорном Карабахе сегодня не могут вернуться около миллиона азербайджанцев (они стали беженцами)? Есть ли у Президентуры Литвы информация, каким путем миллион азербайджанцев был изгнан из родных домов в Армении и Нагорном Карабахе?

Интересовалась ли перед встречей первая леди Д. Науседене точкой зрения Азербайджана на причины нагорнокарабахского конфликта, нюансами начала конфликта (например, кто первым начал стрелять), рассказали ли ей о ходжалинской трагедии?

Знает ли первая леди Д. Науседене, что российская армия помогала армянским вооруженным силам в боях за Нагорный Карабах; что в армянском городе Гюмри размещена российская военная база; что когда в ООН идет голосование по вопросам территориальной целостности Сакартвело (Грузии), Молдовы и Украины, армянская делегация всегда голосует так же, как и российская, т. е. поддерживает политику Кремля, оккупировавшего чужие территории; что премьер Армении Никола Пашинян уже девятый раз гостит в Кремле, хотя стоит во главе армянского правительства всего несколько лет?

Запланирована ли встреча Первой леди Д. Науседене с женой президента Азербайджана (в этой стране нет ни одной российской военной базы и на сессии ООН по вопросу территориальной целостности Молдовы, Украины и Грузии она голосует не так, как Кремль), у которой тоже, скорее всего, есть программы по мирному урегулированию нагорнокарабахского конфликта?»

Группа по вопросам коммуникации Президентуры прислала ответ:

«Армения – одна из шести государств Восточного партнерства, поэтому встреча проходила именно в этом контексте. А во время встречи обсуждались социальные и гуманитарные аспекты конфликта».

О чем говорит этот «исчерпывающий» ответ Группы по вопросам коммуникации Президентуры?

2019.11.21; 07:30

Никол Пашинян и Владимир Путин. Фото EPA – ELTA

Политикам доверять нельзя. Прежде всего, надо смотреть на то, что они делают, и только затем – на то, что говорят. Ибо дела важнее разговоров.

Преклонения перед Россией

Особая внимательность требуется при рассмотрении заявлений армянских политиков. В том числе и нового премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Он все еще раздает обещания о том, что оставит в сохранности все политические, экономические и военные договоренности с Россией.

Об этом он говорил сразу после избрания по прибытии в Кремль и  в ходе личной встречи с Владимиром Путиным. Дескать, пусть Россия спит спокойно, армяне никуда не денутся. Понимай, они – союзники России навечно.

Кремль пока выжидает – не сделал никаких заявлений, дающих понять, как на самом деле смотрит на перемены в Армении. Россия придерживается принципа «поживем – увидим».

Кстати, куда после выборов в первую очередь отправился президент Азербайджана Ильхам Алиев? – в Турцию. Ничего странного,  ведь турки и азербайджанцы – родственные народы. Они – родные братья. Избранный президент США Дональд Трамп первыми для официального визита избрал Израиль и Саудовскую Аравию, продемонстрировав таким образом свои политические приоритеты. И, как теперь видим, эти визиты не были случайными (США перенесли свое посольство в Израиль и отменили ядерные соглашения с Ираном). А Владимир Путин сразу же после выборов отправился в Турцию, показывая, как для него теперь важно заручиться благосклонностью Турции, которая в настоящее время не ладит с США и Израилем.

Раскусить армянские политические кулуары не так-то просто. До избрания Н. Пашиняна Армения выглядела похожей на управляемую Россией военную базу, с помощью которой Кремль оказывает огромное влияние на весь Кавказ.  Н. Пашинян со своей оппозиционной партией ЭЛК в то время были островком западного влияния, осуждающими заискивания Армении перед Россией. Что будет сейчас, пока никому неизвестно.

Критика в отношении России – искренняя или же притворная?

Можно только предполагать, анализировать, гадать: каждое публичное выступление Н. Пашиняна пронизано лозунгами преданности России. Но не стоит забывать, что до так называемой «любовной революции» в Армении, когда тогдашний президент той страны Серж Саргсян и его клан спешили подписать с Россией сковывающие Ереван военно-промышленные соглашения, превращающие Армению в бесправную кремлевскую провинцию, Пашинян противостоял той пророссийской политике. «Путем таких соглашений Россия по крупинке отбирает у нас независимость, а мы спокойно наблюдаем над этим процессом», – говорил некогда Н. Пашинян. Теперь у него такие огромные возможности, что подписанные кланом С. Саргсяна соглашения он мог бы запросто аннулировать, если захотел бы. Но поступит ли он так?

Н. Пашинян присягнул на верность России, но в свой кабинет министров пригласил Бабкена Тер-Григоряна, человека строгих антироссийских убеждений. Этот армянин получил пост замминистра по диаспоре. До того он возглавлял фонд Сороса в Армении. Он лично принимал участие в акции протеста у российского посольства в Ереване, требуя ухода российских военных сил. Он отличился еще и тем, что во время протестов держал в руках плакаты, оскорбляющие лично Владимира Путина.

Кстати, Бабкен Тер-Григорян – французский армянин. Он жил и в США. Когда в 2013 году в Армению с официальным визитом прибыл сам В. Путин, этот армянин лично на площадях расклеивал издевательские плакаты, дескать, в Ереван заторопился «папочка Сержа Саргсяна». «Мы не желаем стать колонией России», «Армения не по собственному желанию была вынуждена вступать в экономический союз Евразии – ее шантажировали», – те и другие высказывания Б. Тер-Григоряна запечатлены в немецком издании Die Zeit. Именно этому армянину теперь поручено курировать армянскую диаспору в России. Куда он направит ее?

Также любопытно, кому достался пост министра просвещения Армении. Это Арик Арутюнян. Именно этот армянин русскую кириллицу называл «мусорным ведром». Именно он поддержал ереванскую политику по выдворению русского языка не только из школ, университетов, но и из общественной жизни. Если этот армянин останется последовательным, он не станет пылать любовью к России.

А вот главой службы государственного контроля Армении стал Давид Санасарян. Он отличился ярой критикой к России. На протест у посольства России в Ереване он пришел с плакатами со словами «Путин – террорист!», «Пусть Россия сгниет». Он бросал гнилые яйца в российское посольство. Он требовал, чтобы пограничники российской армии убрались из Армении.

Итак, если внимательно посмотреть на кадровую политику Н. Пашиняна, он вряд ли сохранит дружелюбнные отношения с Россией. Но как тогда быть с публичными  заверениями Н. Пашиняна Кремлю в том, что Армения останется верным вассалом России? Н. Пашинин, явно, хитрит. Он лжет – только неизвестно, когда и кому лжет. И можно ли доверять тому, кто явно лжет?

Армянская политика Сакартвело

Особое значение в политическом смысле имеет визит Н. Пашиняна в Грузию (Сакартвело). Там он встретился с премьер-министром страны Георгием Квирикашвили. Премьер Сакартвело прославился тем, что прилагает все усилия, чтобы страна еще в 2021 году вступила в НАТО. Предположительно, Грузия, несмотря на сопротивление России, в ближайшее время станет кандидатом в НАТО, а через несколько лет, подобно Черногории, получит официальное приглашение вступить в Североатлантический альянс.

Новейшая история Грузии чрезвычайно интересна. Как бы Россия не препятствовала этому оккупацией Абхазии и Южной Осетии, Сакартвело неумолимо движется в сторону Запада. России не удается удержать Грузию даже самыми отменными кознями: «Мир взамен на территории», «Сепаратизм взамен европейской интеграции». Такая подрывная тактика России потерпела фиаско, хотя и причинила Сакартвело много бед и забот: военной силой захватывает территорию, а затем шантажирует – вернет земли, если Тбилиси откажется от дружбы с Западом.

Поэтому визит Н. Пашиняна в Грузию – многословный. Кремлю это будет не по душе. Тем более, что вступление Грузии в НАТО публично и открыто поддерживает как генеральный секретарь НАТО Енсен Столтенберг, так и госсекретарь США Майк Помпео. К тому же, Н. Пашинян публично заявлял, что в Сакартвело отправляется не случайно, что этот визит – символичен.

Но еще совсем недавно Армения по отношению к своему соседу Грузии вела себя по-свински. В то время как Сакартвело страдало от российских  политических и военных козней, захватывая земли Абхазии, Южной Осетии, подобным образом Сакартвело терроризовал и официальный Ереван. Официальный Ереван всеми силами подстрекал армянский сепаратизм на территории Сакартвело – в Джавахетии (там проживает многочисленная армянская диаспора). Итак, Россия у Грузии намеревалась отобрать Абхазию и Южную Осетию, а Армения – Джавахетию. Грузинам пришлось защищаться на двух фронтах. Попытка армян завладеть Джавахетией стала ударом в спину.

Примечательно и то, что Армения вовлекла Грузию в религиозную войну, якобы под тем предлогом, что все древние грузинские монастыри на самом деле являются армянскими. Армянской оккупацией запахло и когда официальный Ереван вздумал строить специальную железную дорогу из Джавахетии в Армению, чтобы облегчить армянскую эмиграцию в грузинские земли.

Поэтому очень важно, откажется ли премьер-министр Армении Н. Пашинян от территориальных и политических претензий к Грузии. Также важно, откажется ли Н. Пашинян таких же претензий к Турции и как будет поступать (примет или нет) с курдами, которые доставляют серьезные проблемы турецкому войску. Если сирийские курды получат разрешение обосноваться в Армении, – это одна сторона медали. Но если их направят в отобранный у Азербайджана и в находящийся под армянской администрацией Нагорный Карабах, ситуация станет более сложной. А если курдов, оказавшихся под влиянием Армении, будут настраивать противотурецки, – будет настоящая путаница. 

Какая точка зрения премьер-министра на Нагорный Карабах?

Также очень важно, посмеет ли Н. Пашинян отказаться от территориальных претензий на азербайджанский Нагорный Карабах. Ведь поныне Арменией управляли заядлые представители так называемого клана Нагорного Карабаха, настаивавшие на абсолютной независимости этого региона от Азербайджана. Н. Пашинян к этому клану не относится. Но он относится к политической группировке Еревана, которая не высказала четких установок, ни относительно Нагорного Карабаха, ни  относительно Джавахетии, ни относительно курдов.

Итак, пока лишь известно, что политика нового армянского премьер-министра очень противоречива. Его обещания трудно осуществимы. Он не сможет одновременно быть добрым и Западу, и России, и армянским сепаратистам, и Азербайджану с Турцией. Только как угадать, кого Н. Пашинян водит за нос?

01.06.2018