президент Франции Эммануэль Макрон. EPA – ELTA foto

Новость о том, что президент Франции Эммануэль Макрон решил оказать особое уважение живущим в стране армянам, стала неожиданной для интернет-портала slaptai.lt. Дело в том, что отныне 24 апреля Франция вместе с 600-тысячной армянской общиной будет отмечать День национальной скорби.

В том, чтобы каждый год торжественно чтить память армянских жертв, мы не видим ничего предосудительного. И все же неплохо было бы разобраться, как конкретно Франция связана с трагическими событиями 1915 г., произошедшими в тогдашней Османской империи (нынешней Турции). Разногласия ведь возникли между турками и армянами, и французы к этому непричастны. Так зачем же Франции на самом высоком государственном уровне каяться в том, в чем они не виноваты и за что не несут ответственности? Разве что таким странным способом глава французского государства пытается угодить влиятельной армянской общине и уязвить влиятельную, ведущую самостоятельную политику, не всегда согласную с мнением Европы Турцию.

Разумеется, Франция — самостоятельное государство, а ее президент — самостоятельный политик, но столь очевидное заискивание французов перед армянами объяснить сложно. Тем более что у Франции есть грехи, и немалые. Ей есть за что просить прощения, есть в чем каяться.

Я имею в виду французские колонии. Вспомним те времена, когда Алжир жил под гнетом французского военного сапога. Рассуждая логически, Францию гораздо больше «армянского геноцида» должны волновать обиды, нанесенные ею алжирскому народу. Если уж объявлять «день национальной скорби», то не 24 апреля, а в день, когда можно было бы хотя бы символически вспомнить преступления против алжирского народа.

Но попросила ли Франция прощения у Алжира — достаточно ли искренне она раскаивается в содеянном?

Поскольку литературы по этому деликатному вопросу в Литве немного, slaptai.lt обратился за помощью к французским дипломатам, работающим в Литве. Пусть предоставят данные, сколько арабов погибло в результате французской оккупации, сколько их было изувечено, несправедливо брошено в тюрьмы, замучено во время следствия. Неплохо было бы узнать, сколько памятников во Франции поставлено и сколько траурных мероприятий ежегодно устраивается в память о жертвах французского насилия в Алжире?

Увы, прошел месяц, а ответа, объяснений, комментариев из французского посольства как не было, так и нет. Поэтому мы размещаем собранную своими силами информацию о французских преступлениях в Алжире. Вашему вниманию – публикация Ирмы Ажуоле.

интернет-портал slaptai.lt

XXX

Ирма Ажуоле. Современная Франция исповедалась не во всех своих грехах в Алжире

Франции приходится платить по счетам за свое колониальное прошлое. Сегодня болезненной и сложной темой является ответственность за миллионы жизней, положенных в Алжирской войне (1954-1962). Алжир, который на протяжении более 130 лет был французской колонией, со временем превращенной в провинцию Франции, пытались удержать во что бы то ни стало. Париж наделил свою армию особыми полномочиями — правом убивать и пытать. Не все грехи признали французские вооруженные силы и давший им указания Париж.

Кровь лилась почти восемь лет

Конец Второй мировой войны для Европы означал строительство нового мира, между тем как для Африки это было только началом новых войн. В мае 1945 г. французская армия истребила десятки или сотни тысяч алжирских повстанцев (в разных источниках приводятся разные цифры).

Французы не собирались уходить из Алжира, они считали его своей провинцией. Борьба за независимость, которую 1 ноября 1954 г. объявил Фронт национального освобождения (ФНО), переросла в долгую и кровопролитную войну, продлившуюся почти восемь лет.

На стороне колониальной Франции сражались элитные силы парашютистов и Иностранный легион. В конце 1956 г. там насчитывалось около 400 тыс. французских военных. Кроме того, в ряды армии успешно были завербованы алжирцы — так называемые харки.

На улицах города Алжир почти ежедневно взрывались бомбы, гибли мирные жители. Чтобы обратить внимание ООН, ФНО объявил в январе 1957 г. массовую забастовку. В город вошла 10-я парашютная дивизия под командованием генерала Жака Массю (1908-2002), которого Национальная ассамблея Франции наделила чрезвычайными полномочиями. Военные начали проводить по всему городу облавы и обыски, задерживая всех подозреваемых в сотрудничестве с ФНО и пытками выбивая из них сведения о партизанах.

Жителей глубинки с 1958 года принудительно переселяли в так называемые центры перегруппировки. Это была попытка изолировать алжирцев от партизан. Территория центров была огорожена колючей проволокой, охранялась солдатами. В 1961 г., когда гражданская война подходила к концу, в такие лагеря согнали около двух миллионов человек.

1960 год стал годом Африки — независимость обрели 17 государств континента. Близились долгожданные перемены и в Алжире. За то, чтобы его деколонизация стала единственным способом покончить с гражданской войной, выступил сам президент Франции Шарль де Голль.

Референдум 1961 г. показал, что независимость Алжира поддерживает большинство граждан Франции (75 %). Но были и ярые противники. Создав «Секретную вооруженную организацию», они прибегли к террористическим мерам: устраивали массовые теракты, убивали и арабов, и лояльных к арабам французов. 22 августа 1962 г. члены группировки организовали покушение на президента де Голля — обстреляли его автомобиль (жертв в тот раз удалось избежать).

В мае 1962 г. Франция и Алжир подписали договор о прекращении огня, а 1 июля Алжир провозгласил независимость (отмечается 5 июля).

Колониальная война закончилась не для всех

Сегодня Франция — одна из самых привлекательных для эмигрантов страна. По данным Исследовательского центра Пью (Pew Research Center) здесь живут 7,8 млн выходцев из других стран. Мусульманская община быстро растет, ее старожилы — беженцы времен Алжирской войны, граждане, родившиеся в эмигрантских семьях уже в Париже. Прокатившая по стране волна терактов, другие волнения показали, что большая часть этого сообщества по-прежнему не интегрирована и колониальная война для нее еще не закончилась.

Алжир. EPA – ELTA foto

Неслучайно в своей президентской кампании 2017 г. Эммануэль Макрон решился на серьезное заявление — признался, что французский колониализм был «преступлением перед человечеством» и пришла пора открыть архивы для историков и рассказать правду обо всех пропавших без вести во время Алжирской войны.

Следующим сенсационным поступком Макрона было посещение Жозетт Оден (1931–2019), вдовы Мориса Одена (1932–1957) – человека, который стал символом колониальной войны. В августе 2018 года президент Франции в сопровождении историков и журналистов посетил 87-летнюю Жозетт Оден в ее квартире в парижском предместье, чтобы признаться в том, что до этого официально отрицалось — что «Морис Оден подвергся пыткам, а затем убит, или пытки стали причиной его смерти» во время задержания французскими военными.

«Это действительно большой исторический поворот в истории Франции», – сказал тогда в комментарии для прессы один из очевидцев той встречи, уроженец Алжира французский историк Беньямин Стора.

Президент Макрон в своей речи осудил систему, которая допустила пытки, насилие, преступления, и признал, что государство несет за это непосредственную ответственность.

Версия исчезновения Одена — побег

Когда в Алжире началось освободительное движение, француз Морис Оден преподавал в Алжирском университете, писал докторскую диссертацию (по инициативе специального комитета она была защищена после смерти, а докторская степень присвоена Одену посмертно). Молодой ученый поддерживал ФНО. Они оба с супругой Жозетт придерживались коммунистических взглядов, распространяли антиколониальную литературу.

французскоe посольствo. Slaptai.lt foto

Поздним вечером 11 июня 1957 г. 25-летний Морис с женой и тремя маленькими детьми (самому младшему Пьеру был всего год) находился дома. Неожиданно в дом ворвалась дюжина парашютистов и грубо вывела Одена. Жене он едва успел крикнуть «Заботься о детях!». Больше Жозетт ни живого, ни мертвого Мориса не видела. Примерно через месяц женщине сообщили, что ее муж будто бы совершил побег во время этапирования из одного места заключения в другое. Через пять лет он был признан погибшим.

Французская пресса широко комментировала исчезновение активиста, тем более что это был не единственный подобный случай.

Поручение Департаменту обороны

Алжирская тема — тема неудобная, материал о действиях французской армии в Алжире был засекречен. Попытки родных Одена добиться от властей правды были тщетными. На письмо, написанное Жожетт Оден в 2007 г., тогдашний президент Франции Николя Саркози не ответил.

Первый шаг сделал Франуса Оланд. Во время своего визита в Алжир в декабре 2012 г. он побывал у стелы в память об Одене и заговорил об ответственности за прошлое беззаконие, убийства и пытки. Департаменту обороны он поручил «провести беспрецедентное расследование» и выяснить, есть ли в официальных документах данные об обстоятельствах исчезновения математика. Президентское ведомство опубликовало официальное сообщение, в котором говорилось, что документов, опровергающих версию побега Одена, предостаточно.

Так 17 июня 2014 г. спустя 57 лет после ареста Мориса вдова получила официальное уведомление, что ее муж умер во время задержания при невыясненных обстоятельствах.

Разоблачили историки и журналисты

Известный военный историк профессор Пьер Видаль-Наке (1930 — 2006) о военных преступлениях французов в Алжире написал четыре книги. Одна из них — «Дело Одена» (L’Affaire Audin, Paris, Éditions de Minuit, 1958) — посвящена как раз истории Мориса Одена.

В книге историк приводит слова очевидца — врача-пульмонолога Жоржа Хаджаджа, который в тот же день, что и Оден, был доставлен в секретную тюрьму.

«11-12 июня я был там, где держали Мориса Одена, — рассказывал он. — Было около половины первого ночи. (…) Оден в одном исподнем лежал на доске. К его правому уху и левой ноге были подсоединены электрические провода, идущие от генератора». Потом, переведенный в другое помещение, очевидец говорил, что еще долго слышал сдавленный крик Одена, скорее всего, во время пыток ему рот заткнули кляпом.

По словам Видаля-Наке, Одена убил лейтенант Андре Шарбонье (ум. 1995).

Этой темной историей активно интересовались и журналисты. Журналист Жан-Шарль Деньо издал книгу «Правда о смерти Мориса Одена» (La vérité sur la mort de MauriceAudin, Des Equateurs, 2014), в которой расследуется убийство Мориса Одена. Он приводит доказательство, что Оден был убит по приказу генерала Поля Оссареса (1918–2013), ветерана Второй мировой войны, главного помощника генерала Ж. Массю по разведке.

Первым изданием, которое вызвало Оссареса на откровенность, была газета „Le Monde“, затем он дал интервью телевидению. Он признал факт применения пыток в Алжире и сознался, что это он дал распоряжение убить Мориса Одена: «Мы убили его кинжалом, чтобы выглядело, будто его прикончили арабы». После этих откровений генерала лишили офицерского звания, ордена Почетного легиона и права носить военную форму.

Ж. Массю той же газете „Le Monde“, отвечая на публичные обвинения представительницы ФНО в том, что в 1957 г. в тюрьме ее пытали и насиловали, в свою очередь признал, что в Алжире пытки были распространены, хоть «на самом деле гражданские власти их осуждали, они об этом прекрасно знали и даже разрешали».

Жертвы не безымянны

Лидер Французского государства Э. Макрон признал, что Франция должна нести ответственность за убийство Одена, однако о судьбах тысяч других диссидентов до сих пор ничего не известно. История репрессивной колониальной политики по-прежнему глубоко запрятана, а часть документов уничтожена. По словам исследователей, восстановлено всего около двух процентов информации о преступлениях армии.

Большой резонанс во французской прессе получила не только история Одена. Достоянием гласности и предметом широкого обсуждения стали и некоторые другие истории, например, история «самоубийства» одного из основателей ФНО адвоката Али Бумнижеля в 1957 г. (он был выброшен из окна с шестого этажа).

По словам сына Мориса Одена Пьера, которые он произнес, комментируя заявление Макрона, теперь нужно обязательно сказать правду и передать документы, которые откроют правду, что на самом деле случилось с его отцом и тысячами других.

…Девятнадцатилетняя школьница Оурида Меддад в середине августа 1957 г. была схвачена парашютистами и доставлена в одну из школ, которую превратили в следственный и пыточный центр. Она была замучена до смерти. Через несколько дней после задержания девушки ее отец Али Меддад узнал, что тело дочери в морге…

… Пятнадцатилетнего Саида Кхемиссу голубые береты взяли в июне 1957 г., а через неделю он был застрелен якобы при попытке к бегству. Но по сведениям, которые добыл его брат Саид, он был «замучен до смерти». Тело так и не было найдено…

… У семьи и близких нет никаких сведений о том, что же случилось с Денайбен Али, 48-летним специалистом по строительству мостов и дорог, после того как его задержали летом 1959 года…

… 29-летний торговец Мохамммед Химеур бесследно исчез после того, как его арестовали 2 июля 1957 года…

… Ничего не известно о 36-летнем учителе Абделазизе Лакехале, задержанном 23 марта 1957 года…

Алжирские историки Малика Рахаль и Фабрице Рицепути делают гигантскую работу. Они по крупицам собирают сведения о жертвах преступлений французской армии — замученных, убитых, без вести исчезнувших после ареста алжирцев. Семьи и близкие делятся с ними фотографиями и другими документами. Все больше и больше жертв Алжирской войны за независимость перестают быть статистикой, обретают лица. Это конкретные люди, по которым кто-то все еще тоскует (см. 1000 autres.org).

Своя рубашка не стирана — чужую не обсуждай

И все же позиция господина Макрона носит достаточно двойственный характер. Выстраивая имидж лидера современного государства, президент Франции дает надежду на то, что преступления в Алжире будут расследованы (пока это по-прежнему всего лишь обещания), однако он вместе с тем демонстрирует принципиальную позицию в отношении других.

Франция решила 24 апреля объявить днем национальной скорби в связи с… «геноцидом армян»! Но здравый смысл подсказывает, что надо бы в первую очередь разобраться с тенями колониального прошлого — нет ли там признаков геноцида. Тем более что последние события произошли не сто лет назад. Можно найти леденящие душу фотографии, на которых французские солдаты позируют, держа в руках отрубленные головы повстанцев. Только в 2014 году были рассекречены документы о проведенных в феврале 1960 г. в Сахаре ядерных испытаниях, последствиями которых стал радиоактивный шлейф не только над Северной, но и над Центральной и Западной Африкой.

Дня национальной скорби в память о жертвах колониальной войны у французов нет, при этом они хотят отмечать дату, важную для армян. Во Франции армяне, как национальное меньшинство, разумеется, очень влиятельны, неслучайно в феврале Макрон встречался с этой общиной.

Анкару возмутило решение Макрона учредить национальный день памяти геноцида армян 24 апреля. «Утверждения о геноциде армян являются политической ложью, противоречат историческим фактам и не имеют правовых оснований», — отмечается в официальном заявлении пресс-секретаря президента Турции Ибрагима Калына.

Более 30 стран, в том числе и Франция, руководствуясь односторонней информацией, события 1915 г. признала геноцидом армян. Между тем Турция призывает историков к честной и объективной дискуссии на эту тему и обращает внимание на то, что с мая 2018 г. все архивы, связанные с событиями 1915 года, открыты для исследователей, и это могло бы стать для Франции хорошим примером.

Кроме того, этот противоречивый исторический вопрос был предметом изучения Европейского суда по правам человека — в деле «Перинчек против Швейцарии». Турецкий политический деятель Догу Перинчек, находясь с визитом в Швейцарии, несколько раз высказал мысль, что геноцид армян — это «большая международная ложь». Швейцарский суд в 2007 г. обвинил его в разжигании расовой дискриминации и приговорил к 90 дням лишения свободы и 3 тысячам франков штрафа. После безуспешных обжалований в апелляционном суде турецкий политик обратился в ЕСПЧ, и в декабре 2013 г. суд вынес вердикт, что Швейцария нарушила право Перинчека на свободу слова, поскольку «геноцид армян» является не историческим фактом, а мнением.

Легче оценивать белизну чужой рубашки, чем своей собственной…

2019.04.14; 13:00

Гинтарас Висоцкас, автор публикации, редактор портала Slaptai.lt

Президент Франции Эммануэль Макрон решил с особым торжеством почтить многочисленную армянскую общину, проживающую в стране. Отныне каждый год официальный Париж будет отмечать трагические события 1915 года не только как геноцид армян. 24 апреля этого года Франция будет скорбеть вместе со всей 600 000-тысячной армянской общиной. Дело в том, что 24 апреля во Франции официально объявлено «днем национального траура».

Очень хорошо, что каждый год во Франции торжественно чтят память армянских жертв. Я не вижу ничего плохого и в том, когда Эммануэль Макрон утверждает, что «история армян, живущих во Франции, – это история Франции».

Но всё же хочется выяснить, как конкретно связана Франция с трагическими событиями 1920-х годов в тогдашней Османской империи (нынешняя Турция)? Ведь те разногласия, которые унесли в могилы миллионы жизней, возникли между турками и армянами. Французы не имеют никакого прямого отношения к этим бедствиям.

Особенно важно подчеркнуть, что эти события в Европе не очень внимательно изучены. Они не были проанализированы в первую очередь по вине Армении, потому что эта страна, в отличие от Турции, до сих пор не открыла свои собственные архивы. Чего она боится, что скрывает? Может быть, после тщательного изучения армянских архивов выяснилось бы, что правы именно те, кто говорит, что «турки защищались от армян, оружием и коварством помогавших врагам турок», что «многие армяне тогда погибли от свирепствовавших болезней», что «число убитых армян было искусственно увеличено, потому что в тогдашней Османской империи был всего один миллион армян», что «от рук армянских террористов погибло много турок»?

Так зачем же Франции на самом высоком государственном уровне отмечать то, в чем нет ни ее вины, ни личной ответственности? Разве что таким странным образом глава Франции пытается угодить влиятельной армянской общине. Или, может быть, таким способом глава Франции хочет уязвить Турцию  – влиятельное государство, проводящее самостоятельную политику, не всегда учитывающее мнение Европы?

Мы не узна́ем ответы на эти вопросы, разве что президент Франции г-н Макрон согласится дать искреннее, исчерпывающее интервью. Правда, французский лидер, объявивший 24 апреля национальным днем траура, заранее предупредил руководство Турции о своем решении (поступил правильно), но в то же время добавил, что не хочет ссориться с официальной Анкарой (дипломатические выкрутасы). Кстати, такое объяснение еще сильнее побудило некоторых политических обозревателей проанализировать поведение Макрона: «Официальный Париж неосознанно мстит сегодняшней Турции за то, что она когда-та завоевала почти всю Европу, а сегодня не поддается давлению со стороны Брюсселя».

Конечно, Франция является независимым государством. Ее президент –  независимый политик. Однако очевидное заискивание французов перед Арменией трудно понять. Тем более, что у Франции есть грехи. И очень большие. Ей есть за что извиниться, в чем раскаяться, из-за чего чувствовать себя виноватой.

Я имею в виду французские колонии. Вспомним, к примеру, те времена, когда Алжир находился под пятой французов. Алжирские арабы терпели французскую оккупацию не одно десятилетие. Французская оккупация продолжалась с 1830 до 1962 года. По здравому разумению, Франция должна быть более обеспокоена страданиями алжирского народа, чем «геноцидом армян». Если уж провозглашать «национальный день траура», то не 24 апреля, а тот день, в который можно было бы хотя бы символически вспомнить преступления, совершенные по отношению к народу Алжира. Если уж президент Франции так чувствителен к боли армян, то насколько чувствительно он должен относиться к боли алжирского народа?

Но действительно ли Франция подобающим образом извинилась перед Алжиром –  действительно ли она искренне переживает за те страдания, которые она причинила народу этой страны?

Поскольку в Литве не так много литературы по такому тонкому вопросу, я обратился к резидирующим в Литве французским дипломатам, чтобы они предоставили данные о количестве арабов, убитых в 1830–1962-е годы в результате французской оккупации, сколько их было искалечено, незаконно заключено в тюрьму и подвергнуто пыткам при допросах. Также интересно узнать, сколько памятников во Франции было построено и сколько траурных торжеств проводится каждый год в память о жертвах французского насилия в Алжире?

Если Франция является демократическим государством, уважающим свободу печати, она должна ответить, объяснить. Подождем – увидим.

Кстати, заискивая перед Арменией, странно себя ведет не только Франция. Литву также следует отнести к чудаковатым странам. Лишь в этом году Министерство культуры Литвы подписало соглашение с турецкими ведомствами о сотрудничестве в области архивов. Только с февраля 2019 года представители литовских архивов, наши ученые, историки смогут свободно пользоваться материалами из архивов Османской империи и Турецкой Республики. Этот документ был подписан г-ном Гёкханом Тураном, послом Турции в Литве.

Это означает, что ни один литовский историк, ученый, исследователь до сих пор не открывал двери турецких архивов.

И все же Литва уже давно признала события 1915 года «геноцидом армян». Мы не видели армянских архивов, потому что Армения никого туда не пускает, мы не анализировали турецкие архивы, потому что нам было лень или у нас не было желания. В таком случае, как, кому из литовских политиков и почему пришла в голову мысль назвать трагедию 1915 года, случившуюся на территории тогдашней Османской империи, «геноцидом армян»?

2019.04.17; 03:00