Гинтарас Висоцкас, автор публикации, редактор портала Slaptai.lt

Президент Франции Эммануэль Макрон решил с особым торжеством почтить многочисленную армянскую общину, проживающую в стране. Отныне каждый год официальный Париж будет отмечать трагические события 1915 года не только как геноцид армян. 24 апреля этого года Франция будет скорбеть вместе со всей 600 000-тысячной армянской общиной. Дело в том, что 24 апреля во Франции официально объявлено «днем национального траура».

Очень хорошо, что каждый год во Франции торжественно чтят память армянских жертв. Я не вижу ничего плохого и в том, когда Эммануэль Макрон утверждает, что «история армян, живущих во Франции, – это история Франции».

Но всё же хочется выяснить, как конкретно связана Франция с трагическими событиями 1920-х годов в тогдашней Османской империи (нынешняя Турция)? Ведь те разногласия, которые унесли в могилы миллионы жизней, возникли между турками и армянами. Французы не имеют никакого прямого отношения к этим бедствиям.

Особенно важно подчеркнуть, что эти события в Европе не очень внимательно изучены. Они не были проанализированы в первую очередь по вине Армении, потому что эта страна, в отличие от Турции, до сих пор не открыла свои собственные архивы. Чего она боится, что скрывает? Может быть, после тщательного изучения армянских архивов выяснилось бы, что правы именно те, кто говорит, что «турки защищались от армян, оружием и коварством помогавших врагам турок», что «многие армяне тогда погибли от свирепствовавших болезней», что «число убитых армян было искусственно увеличено, потому что в тогдашней Османской империи был всего один миллион армян», что «от рук армянских террористов погибло много турок»?

Так зачем же Франции на самом высоком государственном уровне отмечать то, в чем нет ни ее вины, ни личной ответственности? Разве что таким странным образом глава Франции пытается угодить влиятельной армянской общине. Или, может быть, таким способом глава Франции хочет уязвить Турцию  – влиятельное государство, проводящее самостоятельную политику, не всегда учитывающее мнение Европы?

Мы не узна́ем ответы на эти вопросы, разве что президент Франции г-н Макрон согласится дать искреннее, исчерпывающее интервью. Правда, французский лидер, объявивший 24 апреля национальным днем траура, заранее предупредил руководство Турции о своем решении (поступил правильно), но в то же время добавил, что не хочет ссориться с официальной Анкарой (дипломатические выкрутасы). Кстати, такое объяснение еще сильнее побудило некоторых политических обозревателей проанализировать поведение Макрона: «Официальный Париж неосознанно мстит сегодняшней Турции за то, что она когда-та завоевала почти всю Европу, а сегодня не поддается давлению со стороны Брюсселя».

Конечно, Франция является независимым государством. Ее президент –  независимый политик. Однако очевидное заискивание французов перед Арменией трудно понять. Тем более, что у Франции есть грехи. И очень большие. Ей есть за что извиниться, в чем раскаяться, из-за чего чувствовать себя виноватой.

Я имею в виду французские колонии. Вспомним, к примеру, те времена, когда Алжир находился под пятой французов. Алжирские арабы терпели французскую оккупацию не одно десятилетие. Французская оккупация продолжалась с 1830 до 1962 года. По здравому разумению, Франция должна быть более обеспокоена страданиями алжирского народа, чем «геноцидом армян». Если уж провозглашать «национальный день траура», то не 24 апреля, а тот день, в который можно было бы хотя бы символически вспомнить преступления, совершенные по отношению к народу Алжира. Если уж президент Франции так чувствителен к боли армян, то насколько чувствительно он должен относиться к боли алжирского народа?

Но действительно ли Франция подобающим образом извинилась перед Алжиром –  действительно ли она искренне переживает за те страдания, которые она причинила народу этой страны?

Поскольку в Литве не так много литературы по такому тонкому вопросу, я обратился к резидирующим в Литве французским дипломатам, чтобы они предоставили данные о количестве арабов, убитых в 1830–1962-е годы в результате французской оккупации, сколько их было искалечено, незаконно заключено в тюрьму и подвергнуто пыткам при допросах. Также интересно узнать, сколько памятников во Франции было построено и сколько траурных торжеств проводится каждый год в память о жертвах французского насилия в Алжире?

Если Франция является демократическим государством, уважающим свободу печати, она должна ответить, объяснить. Подождем – увидим.

Кстати, заискивая перед Арменией, странно себя ведет не только Франция. Литву также следует отнести к чудаковатым странам. Лишь в этом году Министерство культуры Литвы подписало соглашение с турецкими ведомствами о сотрудничестве в области архивов. Только с февраля 2019 года представители литовских архивов, наши ученые, историки смогут свободно пользоваться материалами из архивов Османской империи и Турецкой Республики. Этот документ был подписан г-ном Гёкханом Тураном, послом Турции в Литве.

Это означает, что ни один литовский историк, ученый, исследователь до сих пор не открывал двери турецких архивов.

И все же Литва уже давно признала события 1915 года «геноцидом армян». Мы не видели армянских архивов, потому что Армения никого туда не пускает, мы не анализировали турецкие архивы, потому что нам было лень или у нас не было желания. В таком случае, как, кому из литовских политиков и почему пришла в голову мысль назвать трагедию 1915 года, случившуюся на территории тогдашней Османской империи, «геноцидом армян»?

2019.04.17; 03:00