В Улан-Удэ преследуют оппозиционных активисток


Print

14 октября в 17.30 в Москве состоится пикет против уголовного преследования двух молодых жительниц Улан-Удэ — Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры. Пикет организован Антивоенным движением.

Надежда и Татьяна обвиняются в том, что своими листовками «Бурятия, не будь Андижаном!» (в защиту бурятского имама Бахтияра Умарова), «23 февраля — день тра-ура» (о годовщине депортации вайнахских народов) и «Медведтепель шагает» (о пытках чеченских заключенных) якобы разжигали ненависть к армии, милиции, ФСБ и ФСИН. Почему эту ненависть должны были вызвать именно листовки, а не деяния, в них описанные, следствие и суд не пояснили. Дело, кстати, было инициировано не кем-нибудь, а Следственным управлением ФСБ по республике Бурятия.

Первая из листовок, вызвавшая интерес ФСБ, была как раз та, в которой говорилось об одном из крупнейших сталинских преступлений (вроде бы признанных нынешним российским режимом в качестве преступлений) — насильственной депортации чеченского и ингушского народов 23 февраля 1944 года. За нее, а также за две другие, девушкам грозит до 2 лет, а если статью переквалифицируют с 282 «Возбуждение ненависти или вражды к социальной группе» на 280 «Призывы к свержению государственного строя» (а попытки вытянуть обвинение именно на эту статью наблюдались в ходе следствия) — то и до 5 лет лишения свободы.

5 лет тюрьмы за правду о чудовищных преступлениях России на Кавказе… Впрочем, разве им впервой? Именно столько получил журналист Борис Стомахин — за ту же самую правду и по той же самой статье.

Журналисты — коллеги Надежды Низовкиной (профессионального журналиста) — и просто неравнодушные люди приглашаются в четверг на пикет. Низовкина и Стецура не преследовали никаких личных целей, когда, рискуя свободой, а может быть, даже жизнью (ведь в России все возможно) писали и расклеивали смелые оппозиционные тексты. Они просто хотели изменить что-то в стране — пусть в меру своих скромных сил. Ради всех ее граждан. Так неужели теперь эти граждане откажутся сделать хотя бы малое — прийти 14 октября на Чистопрудный бульвар к памятнику Грибоедова, чтобы выступить в защиту тех, кто ранее защищал их?

2010.10.11


Prisijunkite prie diskusijos