Гинтарас Висоцкас. Хитрости посла Армении Тиграна Мкртчана


Print
Интервью посла Армении Тиграна Мкртчана, опубликованное в журнале «Экспресс-Неделя»

В середине июня в журнале «Экспресс-Неделя», выходящем на русском языке, появилась беседа Дениса Кишиневского с послом Армении в Литве, Латвии и Эстонии (резиденция в Вильнюсе) Тиграном Мкртчаном. Заголовок материала – «Глубокие армянские корни в Литве».

Интрига Грюнвальдской битвы

На это интервью я даже не обратил бы внимания, если не вызывающий заголовок – действительно ли глубоки эти корни? Да, перед тем, как попрекать, необходимо отметить, что придерживаюсь принципа: если посол восхваляет свою страну, ничего предосудительного в этом нет. Таковы правила политической игры. И все же не следует перестараться. Солидный посол не должен терять чувство меры. Не должен хвастаться трудно доказуемыми вещами, вводить в заблуждение читателей. Особенно важно – не выкладывать «истины», которые противоречат внешней политике государства, которое является его резиденцией.

Увы, послу Армении, похоже, наплевать на правила поведения, непременные джентльменам. В его интервью я обнаружил странные заявления и выводы.

Например, посол говорит: «Согласно немецким источникам, армяне участвовали в Грюнвальдской битве в 1410 году на стороне литовцев и поляков“. Откуда такие данные? Где оригиналы немецких документов, не допускающие сомнения в том, что армянские воины оказывали помощь литовцам в битве против крестоносцев? А, может быть, стоимость этого армянского толкования равноценно утверждениям некоторых российских, белорусских историков о помощи многочисленных русских и белорусских полков, якобы оказанной литовцам в 1410 году? Впрочем, сказание об армянском следе в Грюнвальдской битве (если это не сказка), скорее всего, прагматичное, бытовое: если на Грюнвальдском поле действительно были замечены армяне, возможно, это были не воины, а торговцы, доставившие пищевые продукты в литовский военный лагерь с целью продать свой товар в несколько раз дороже рыночной цены?

Предполагаю: если бы у посла Армении были конкретные доказательства относительно Грюнвальдской битвы, он, безусловно, приложил бы копии древних рукописей. Ведь тезис об участии армянских воинов в роковом сражении средневековья – любопытная. Из нее легко можно сделать сенсацию.

Памятник выдающемуся азербайджанскому мыслителю, философу, поэту Низами Ганджеви  (Гянджеви) (1140 – 1209)

И все же доказательства посла Армении пока абстрактны, туманные («немецкие источники»). Однако сомнительный, трудно на проверку тезис он упорно долбит нам в голову. Еще несколько лет тому назад в зарубежной печати (в портале rus.delfi.ee) Т.(Р.) Мкртчан говорил, что в Грюнвальдской битве разгромить крестоносцев литовцам помог армянский полк. Вот эта ошеломляющая цитата: «С Литвой, кстати, у нас довольно богатая общая история. С XV века у нас были отношения с литовцами! И когда мы отмечали 25-летние армянско-литовских дипломатических отношений, я на этом мероприятии отметил, что армянский полк участвовал в решающей Битве при Грюнвальде в 1410 году. (Грюнвальдская битва – решающее сражение ”Великой войны” 1409—1411 годов, происшедшее 15 июля 1410 года. Союз Королевства Польского и Великого княжества Литовского одержал решающую победу над войском Тевтонского ордена, – прим. ред.). Это довольно показательный и символичный факт».

Обратите внимание: и тогда, и теперь – никаких указаний, на каком основании говорит такое. Остается лишь гадать, почему армянам столь большое значение имеет Грюнвальдская битва? Разве лишь для того, чтоб доказать тезис о «глубоких армянских корнях»? Или для того, чтобы литовцы вечно испытывали благодарность – позволяли в литовских городах воздвигать армянские хачкары, имеющие политический подтекст, а сдержанным азербайджанцам, которые не хвастают заслугами в Грюнвальдской битве, запрещали установить памятник даже видному философу и поэту средневековья Низами?

Где отыскали карабахский народ?

И все же хвастовство участием в Грюнвальдской битве – не самое странное заявление посла Армении. Процитирую еще один отрывок из указанного интервью. Цитирую: «В 1980–1990 годы фронты освобождения Балтийских стран, в том числе и Саюдис, целенаправленно поддерживали стремления Армении к независимости. С самых первых дней движения за освобождение Нагорного Карабаха, тридцатилетие которого отмечаем нынче, литовцы демонстрировали моральную и политическую поддержку народу Карабаха».

В этих словах посла содержится доля правды. Но она смешана с вымыслами. Не стану опровергать – Литва с первых дней Возрождения поддерживала независимость Армении. Однако – чем же эта позиция является отличительной? Ведь Литва поддерживала отделение от России всех бывших республик СССР. В том числе и устремление Азербайджана жить свободно, не подвластно кремлевскому диктату.

А вот тезис, что литовский народ еще во времена Саюдиса оказывал моральную и политическую поддержку народу Карабаха, – это уже вымысел несуразный. Литовцы не могли оказывать поддержки карабахскому народу, ибо такого народа нет, он не существует. Как не существуют ни жмудский, ни дзукийский, ни сувалькийский народы, – есть только литовский народ. Будьте откровенны: если введенные в заблуждение лица тогда и поддерживали кого-то, то только «христианский армянский народ, которого якобы притесняют мусульмане азербайджанцы» (отлично помню те роковые времена, ибо уже был достаточно взрослым, чтобы понять то, что творится: я уже учился в  вильнюсском университете на кафедре журналистики; часто участвовал в совещаниях, митингах Саюдиса, ездил в командировки – в теперешнюю Калининградскую область, Беларусь, Латвию, на Северный Кавказ – в Чечню, Грузию, Ингушетию).

Нечестное поведение

Кстати, Т. Мкртчан не лжет и тогда, когда говорит, что многие из литовцев (естественно, не все), с начала Нагорно-карабахского конфликта, встали на сторону Еревана. Да, мы кинулись защищать Ереван. Хотя этот факт нам не делает чести. Ведь такое поведение выбрали второпях, не разобравшись во всех тонкостях и нюансах. Очень легко поверили в «честное слово» неисчислимых армянских активистов, в то время наваливавшихся в Литву (азербайджанских делегаций в Вильнюсе в те времена не помню). Слепо одобряя проармянские резолюции, мы не задумывались, что перед тем, как подписываться под публичными письмами, необходимо выслушать азербайджанские аргументы.

О том, что в годы Саюдисы мы были не правы, поддерживая Армению в деле Нагорного Карабаха, доказывает сегодняшняя позиция Литвы и других государств Евросоюза и НАТО: Нагорный Карабах считается неотделимой частью Азербайджана. Таково мнение и  всего цивилизованного мира. Поэтому посол Армении поступает нечестно, выражая радость по поводу того, что литовцы в 1980–1990 годы относительно Черного Сада (так называется Нагорный Карабах в переводе с азербайджанского) были чересчур проармянскими. Пускай он объяснит, почему НАТО и ЕС, в том числе и Литва, нынче настаивают на возвращение Нагорного Карабаха государству, который называется – Азербайджан?

Фрагмент памятника жертвам Ходжалы. Столица Азербайджана Баку. Фото Slaptai.lt

Вместо того, чтобы пускать туман в глаза по поводу непонятно откуда появившегося «карабахского народа», пусть посол пояснит, почему в 1988 году в городе Сумгаит антиармянские погромы возглавлял не азербайджанец, а армянин Эдуард Григорян, так и не осужден на смертную казнь (он давно отпущен на свободу и живет в России)? Пусть посол поведает, какие истории увековечил «Мемориальный комплекс геноцида», сооруженный в азербайджанской Губе? Неужели покоящиеся там кости убитых азербайджанцев свидетельствуют об армянской толерантности, терпимости и дружелюбии, проявленные в 1918 году? А, может быть, памятник в центре Баку жертвам Ходжалы (февраль 1992 г.) – это азербайджанская пропаганда? Тогда в городе Ходжалы не было массовых убийств азербайджанцев – женщин, детей, стариков? Итак, вопросов – множество. Только вряд ли когда-нибудь Армения соизволит честно ответить на них.  

Между прочим, то, что Литва готова чересчур легко поверить любой армянской версии, косвенно признал и сам посол Армении. В вышеуказанном интервью он сетует, что из числа трех балтийских стран сегодня только Литва признает трагедию 1915 года геноцидом армянского народа. Латвия и Эстония пока воздерживается от категорических суждений. Поэтому, перефразируя господина Т. Мкртчана, можно предположить, что Литва 2005 году поторопилась с признанием событий 1915 года геноцидом, а не кровавой, беспощадной войной. Возможно, более проницательные латвийцы и эстонцы поступили более осторожно, предусмотрительно?

2018.06.20