Призрак КГБ блуждает по Литве по–прежнему


Print

В июльском номере 2014 г. журнала «Мятай» («Годы») в анкете «Пожюряй» («Воззрения») литературовед и литературный критик Альгимантас Бучис дает ответ на три вопроса. Отвечая на вопрос «Цензуры формально не стало. Но ее функции косвенно выполняет литературный контекст. Ощущаете вы его и как его «обыгрываете»?», А. Бучис утверждает:

«Парадоксально, но упраздненную официально государственную цензуру сегодня отлично сменила все более укрепляющаяся самоцензура самих пишущих.  Свободное слово и никем не ограничиваемое право на высказывание собственного мнения, имевшие место во времена Саюдиса, вскоре стали подвергаться все более жестокому ограничению со стороны редакторов СМИ. В текущем году я отдал замечательному литературному еженедельнику самую безобидную статью о моем приятеле Витасе Луцкусе, и редактор вежливо попросил удалить один кусочек, дабы на газету «не подали в суд за клевету».

Я удалил, ибо еще отлично помню по своей работе в газетах «Литература ир мянас» («Литература и искусство») и «Гимтасис краштас» («Родной край») в первые годы независимости, когда возбуждали дела журналистам «за уничижение чести и достоинства». Один такой борец за свою «честь и достоинство» даже разбогател, поскольку выигравшему дело газета обязана была выплатить присужденную сумму (…).  Новинка прижилась и стала средством для расправы со свободной СМИ руками судей за счет материального разорения журналистов. Недавно независимый журналист Гинтарас Висоцкас был привлечен к суду, по решению которого был оштрафован на сумму в 25 000 лит (не считая судебных и адвокатских расходов) за оскорбление бывшего кандидата на пост президента Чесловаса Езерскаса. Журналист обратился в Европейский суд по правам человека, однако там судебный процесс продолжится еще каких три года, а у молодого журналиста отчисляют определенную сумму от каждой зарплаты для генерала Ч. Езерскаса, признанного в деле пострадавшим. Не имеется средств для оплаты? Не унывай – к тебе наведается представитель какой-нибудь частной приставской конторы и любезно поможет уплатить собственным имуществом, но главное – оставит тебе орудие профессионального труда (авторучку) и одежду… также возможность спокойно обдумать, о чем писать нельзя (..)».

«Парадоксально, но сегодня государственную цензуру отлично заменяет все более крепнущая самоцензура большинства пишущих», – утверждает А. Бучис. По его словам, в настоящее время со свободными СМИ справляются руками судей, путем материального  разорения журналистов.

Говоря об опасности возбуждения дела и самоцензуре, А. Бучис упоминает судебный конфликт между двумя известными Витаутасами – Ландсбергисом и Петкявичюсом, который возник после появления книги «Корабль дураков» («Durnių laivas“), также книгу президента Валдаса Адамкуса «Последняя каденция. Дневники президента» („Paskutinė kadencija. Prezidento dienoraščiai“) и конфликт между автором и парламентарием Дангуте Микутене.

Витаутас Ландсбергис защищал честь и достоинство своего покойного отца, а Дангуте Микутене – свои собственные. Профессор требовал символическую компенсацию в один лит, парламентарий же – несколько сотен тысяч, пообещав передать ее для благотворительности.

Генерал Ч. Езерскас, успешно защитивший свою честь и достоинство, вот уже четвертый год получает на сотню другую «повышенную» пенсию. И будет получать еще долгие годы, поскольку у Г. Висоцкаса, как мне известно, нет ни автомобиля, ни дома или квартиры, которые приставы могли бы отобрать у него и передать пострадавшему.

Но вернемся к конфликту между президентом Валдасом Адамкусом и парламентарием Дангуте Микутене. «К счастью, суд признал, что г. Адамкус выражал свое мнение, поэтому невозможно обязать опровергать мнение и возмещать неимущественный ущерб за высказывание мнение даже в том случае, если это мнение оскорбляет, шокирует или вызывает беспокойство».

Наконец-то все выяснилось! Господин Валдас Адамкус может выражать свое мнение, даже если оно «оскорбляет, шокирует или вызывает беспокойство», ибо он – президент, а Гинтарас Висоцкас – не может, поскольку он всего лишь журналист. Его можно наказывать всего лишь за то, что мифический «статистический читатель» может подумать: возможно, генерал Ч. Езерскас имел дело с советской безопасностью, так как КГБ следил за всеми и вся. Значит, следил и за видными спортсменами, особенно борцами, боксерами, словом, за всеми, кто может дать в морду и кагебешнику, и милиционеру в случае каких-нибудь антисоветских волнений.

Как понимать, господа судьи Верховного Суда Бенедиктас Стакаускас, Римантас Баумила, Викторас Айдукас? Суд, признавший, что «г. Адамкус выражал свое мнение, поэтому невозможно…» и т. д., вам следует осудить, настоять на справедливости, или же осудить судей, более трех лет тому назад не позволивших Г. Висоцкасу «выразить свое мнение» и обязавших его «возместить неимущественный ущерб за высказанное мнение». Хотя это мнение не было ни шокирующим, ни тем более вызывающим беспокойство.  Или – или! Или же оба (и президент, и журналист) правы, или оба виновны! Двух правд не бывает, если соблюдаете принципы демократии, если на самом деле в Литве перед законом все равны, если в нашей стране отсутствует «телефонное право».

Поскольку сейчас уже можно высказывать свое даже оскорбительное, даже шокирующее или вызывающее беспокойство мнение, хотя я и не президент, подстрекаемый «президентской» справедливостью, смею изложить и свою версию: почему генералу Ч. Езерскасу крупно повезло, а Д. Микутене – не особенно.

А. Бучис говорит, что «все зависит и будет зависеть от одного судьи, пока в Литве нет института присяжных». Я тоже за суд присяжных, однако не думаю, что в нашумевших делах, таких как В Ландсбергиса и В. Петкявичюса, В Адамкуса и Д. Микутене, Г. Висоцкаса и Ч. Езерскаса, те или другие решения принимал один судья (в суде первой инстанции) или трое (в апелляционном). Сомневаюсь, чтобы один судья, не посоветовавшись в «высоких инстанциях», посмел бы осудить президента за «оскорбительное, шокирующее, вызывающее беспокойство» мнение о члене Сейма. По-моему, такого быть не может.

И совсем другое дело – журналист, не имеющий никого за своей спиной. Особенно, если этот журналист не раз больно наступал на мозоль не одному высокому должностному лицу (не только Ч. Езерскасу).

Не исключено, что Альгимантасу Бучису даже не известно, что Гинтарас Висоцкас в соавторстве с Кястутисом Каминскасом выпустили книгу «Разведывательные интриги в Литве. 1994–2006» („Žvalgybų intrigos Lietuvoje. 1994-2006“), появившуюся в двух изданиях. В отличие от указанных А. Бучисом писателей, которые, под воздействием самоцензуры, «в соцсетях и политических романах (…) скрываются под аллегориями, прибегают к дешевенькой поэтике снов и галлюцинаций», авторы «Разведывательных интриг в Литве» пишут так, словно в Литве отсутствует не только цензура, но и самоцензура. Я читал эту книгу и удивлялся прямоте авторов.

Итак, предположительно, генерал Ч. Езерскас со своей честью и достоинством – всего лишь предлог, только подсобник в достижении более важных целей. Возможно, требовалось во что бы то ни стало заставить Г. Висоцкаса замолчать, изничтожить его морально и в финансовом смысле, но не раскрывая истинные причины расправы? Такой метод, в советское время опробован тысячекратно.

Кроме того, он уже тогда писал о деле Медининкской резни. И писал не так, как требовалось, а как, по его мнению, было на самом деле, как свидетельствовали документы, попавшие в его кругозор. Писал столько, что получилась бы еще одна сенсационная книга, за которую, применив те же самые критерии, можно было автора, пожалуй, даже «посадить». Недавно на суде один «патриот» даже обозвал Г. Висоцкаса омоновцем, участвовавшим  в нападениях на пограничные и таможенные посты Литвы. И ничего – судьи на такую клевету не отреагировали, верно, в зале суда «убийцу» они и не трогали, не надели ему наручники. А случай имели подходящий.

Поэтому я и говорю, что судья Валерий Пашкевич при рассмотрении дела Езерскаса и Висоцкаса, возможно (подчеркиваю – возможно!) не был самостоятельным, как, возможно, не был самостоятельным и судья Стасис Лемяжис, который в Апелляционном суде возглавлял судебную коллегию и не сократил наказание, не оставил прежнее, а даже увеличил. Вот вот, ты недоволен, ты еще жалуешься, мы тебе покажем, где раки зимуют! Даже судьи Верховного суда, отклонившие заявление защитника Г. Висоцкаса адвоката Людвики Мешкаускайте «О явно не соответствующем применении уголовного кодекса», тоже всего лишь придерживались (по-моему!) какой-то четко установленной линии. Возможно, этим делом хотели показать всем журналистам, что может стать с ними, если будут игнорировать даже опасность уголовного процесса, если забудут, что и сегодня следует писать не то, что знаешь, а знать, что пишешь.

Призрак КГБ блуждает по Литве. Он остановился на независимом журналисте. Меньше шума. Меньше защитников. Журналистов, которые зависят от влиятельных редакторов, так дешево не возьмешь, не заставишь замолчать. Но защитники, к счастью, нашлись.

XXX

Адвокат Людвика Мешкаускайте отметила, что ситуация ненормальна в силу определенных юридических действий, направленных против СМИ. «В Литве журналистов судят и осуждают за клевету или оскорбление. Понятно, что всякое бывает, и необходимо соблюдение определенных норм, но все это нужно решать в порядке гражданского процесса (с опровержением неточной информации, с частичным возмещением морального ущерба), но не в порядке уголовного», – утверждала Д. Мешкаускайте.

Адвокат также вспомнила пример журналиста Г. Висоцкаса. «Г. Висоцкас является независимым журналистом, который содержит сам себя. Он сам себя обеспечивает, не зависит от любых политических сил. Но это не остановило суда от возбуждения уголовного дела, по которому журналист был признан виновным», – рассуждала собеседница портала «balsas.lt» (balsas.lt, 19-04-2012).

XXX

По мнению председателя Союза журналистов Литвы Дайнюса Радзявичюса, данное решение свидетельствует, к тому же, и о том, что юстиция пытается подавить любые открытые разговоры о деятельности КГБ. «Впервые в истории нашей юридической системы журналист осужден за то, что он выразил критическое мнение о неком политике. В нашей истории еще не бывало и такого, что кандидат в президенты страны мстил журналисту, написавшему о нем что-то неприятное», – заявил Д. Радзявичюс.

XXX

«Литва – это страна, где можно судить не за то, что человек написал, а за то, что, по мнению суда, средний статистический читатель (определение, придуманное судом) мог подумать, исходя из написанного (Томас Чивас, «ОБСЕ указывает на литовскую проблему – четырные стандарны», – „ESBO rodo Lietuvos problemą – standartai keturgubi“, balsas.lt, 2012 05 02)..

XXX

Вне всякого сомнения, наиболее яркий пример – это решение судьи Антанаса Вирбаласа, оправдавшее Альгирдаса Палецкиса за утверждение, что 13 января «свои стреляли в своих». Оказывается, это всего лишь мнение, основанное на других источниках, среди которых оказалась и всеобще известная клеветническая книга «Корабль дураков» („Durnių laivas“).

Здесь напрашивается сопоставление с другим делом, в котором основным действующим лицом, как ни досадно, стал судья того же суда Валерий Пашкевич. Бывший кандидат в президенты Чесловас Езерскас обратился в суд по поводу публикаций о нем журналиста Г. Висоцкаса. В одном из абзацев, возмутившим его, по словам Ч. Езерскаса, можно усмотреть брошенное ему обвинение в сотрудничестве с КГБ, хотя прямо об этом сказано не было. Такой фразы Г. Висоцкас не писал, это констатировал и суд. Однако, в постановлении содержится такая фраза: «в контексте всех рассматриваемых публикаций и книжных статей навязывает (…) литовскому статистическому читателю и избирателю мнение о том, что Ч.  Езерскас мог сотрудничать». (Виргиниюс Савукинас, «Время изничтожения остатков доверия судам», – „Teismų pasitikėjimo likučių naikinimo metas, 2012 04 06; ivesti.lt).

XXX

Возможно, это были показательные судебные процессы для журналистов, дабы они знали, что ожидает их за приближение к такой неприкосновенной теме как советские секретные службы. Ведь уже был преподнесен урок и председателю Люстрационной комиссии Альгимантасу Урмонасу (Алдона Жемайтите, «Две истории и шесть вопросов о свободе слова и справедливости», -„Dvi istorijos ir šeši klausimai apie žodžio laisvę ir teisingumą“, www.lzs.lt, 2011 04 01).

XXX

«Еще никогда за целое двадцатилетие Независимости не был привлечен к суду журналист за то, что намекнул о всеобще известной правде относительно контроля со стороны КГБ.

КГБ не только контролировал все, но во многих случаях даже решал возможности допуска человека к высшему образованию, продвижение в профессиональной карьере и даже на жизнь… Те, кто был связан с КГБ, никуда не подевались. Они или их близкие успешно проживают и трудятся в Литве, поэтому понятно, что бы ни было написано на эту тему, может вызвать раздражение.

Создается впечатление, что журналист Г. Висоцкас относится к неугодным, поскольку публикует статьи критические или кое-кому нежелательные. Можно понять, если за ущемление чести и достоинства журналиста наказывают в административном порядке. Но чем объяснить то, что за такое применяется уголовное наказание? (Альбинас Пилипаускас «Пароль «Статистический читатель», – „Slapyvardis: „Statistinis skaitytojas“; bendraukime.lrytas.lt).

XXX

«Решение суда, которым журналисту за нанесение оскорбления применена уголовная ответственность, – практика неразвитых стран, опасный прецедент и угроза другим журналистам, выполняющим свою работу», – говорят специалисты порталу DELFI.

«Хочу отметить, что уголовное дело – очень опасный прецедент. Речь идет не о правовом базисе – он в Литве довольно неплохой – а о профессиональной подготовке юристов. Если в отношении журналистов законы толкуют таким образом, при последовательном осуществлении такой судебной практики, в Литве вряд ли найдутся журналисты, не имеющих судимости», – говорил защитник прав человека Генрикас Мицкявичюс. (Г. Мицкявичюс: уголовная ответственность журналисту за оскорбление – практика неразвитых стран», – „H.Mickevičius: baudžiamoji atsakomybė žurnalistui už įžeidimą – neišsivysčiusių šalių praktika“, www.delfi.lt, 2011 02 07).

XXX

Здесь приведены отрывки из некоторых статей в защиту журналиста Г. Висоцкаса, которые, кажется, так и остались «незамеченными» литовской Фемидой.

Неужели журналист Г. Висоцкас так и останется на всю жизнь преступником (как некие деканидзе, докторы), жестоко наказан только за то, что «статистический читатель» мог не очень хорошо подумать о борце Ч. Езерскасе, добивавшемся поста президента Литовской Республики!?

Жестоковато, господа судьи! Особенно, если сопоставить дела президента В. Адамкуса и журналиста Г. Висоцкаса. В этом контексте победа не может быть очень радостной для президента В. Адамкуса.

А основные и самые страшные последствия, которые опасны нам предоставленной судьям возможностью на цензуру того, о чем можно писать и о чем нельзя, сформулировал А. Бучис, отвечая на вышеупомянутую анкету: «Цензура воспитала писателей героического типа, а самоцензура (т. е. страх перед судом – В. М.) высидит нам молчунов и апатичных ко всему рабов даже в свободной Литве».

Разве к тому мы стремимся?

На фото Slaptai.lt: писатель Вацловас Микайлионис, автор данного комментария.

Источник: www.alkas.lt

2014.08.11; 15:40


Prisijunkite prie diskusijos