Ширин Я.Меликова. Карминные розы Карабаха


Print

В наши дни политические конфликтыне ограничиваются вторжением на чужие территории. Не менее опасным вторжением является нарушение культурных границ, когда один народ присваивает или уничтожает те или иные элементы культуры другого народа. Азербайджан в полной мере испытал на себе горечь такого процесса в ходе нагорно-карабахского конфликта.

Kовер Карабахской группы, представляющий традиционную композицию «Бахчадагюлляр»

На оккупированных территориях Азербайджана было разрушено более 600 историко-архитектурных памятников, в том числе – 22 музея. Особенную ценность представляли экспонаты Кельбаджарского и Лачинского историко-краеведческого музея, где хранились памятники различных исторических эпох, начиная с неолита. Оба этих музея были разграблены, а их коллекции по большей части вывезены в Армению. Кроме того, был полностью уничтожен находившийся в Агдаме Музей хлеба. Среди его экспонатов была, например, такая редкость, как найденные при раскопках близ Агдама окаменевшие образцы пшеницы, возраст которых составлял 7 тыс лет.

Но не только музейные ценности на оккупированных территориях Азербайджана были вывезены или уничтожены – та же участь постигла и образцы нашей культуры, находящиеся у частных лиц. Одному из таких предметов – ковру, сотканному карабахской ткачихой в прошлом столетии, – выпала удивительная судьба, о которой я и хочу сейчас рассказать.

Все началось с щедрого поступка Эльшада Таирова – нашего соотечественника, проживающего в Лос-Анджелесе (США). Он увлекается коллекционированием азербайджанских ковров и книг о творчестве Лятифа Керимова – прославленного ученого и ковроткача, основоположника азербайджанского ковроведения.

В 2017 году Эльшад Таиров увидел на сайте виртуальных торгов предметами искусства карабахский ковер, который привлек его внимание. Данный ковер был представлен на аукционе как армянский, хотя в его узоре отчетливо читалась надпись на азербайджанском языке кириллическим алфавитом: «1 января 1971 года подарок Сарвару в день рождения на память от матери».

Коллекционер понял, что этот ковер был вывезен из Азербайджана армянскими оккупантами. Он выкупил этот ковер и отправил в Баку, в наш музей, рассчитывая найти его владельца. Однако поиски, в которых приняли участие многие соответствующие организации, так и не увенчались успехом…

Азербайджанский музеи ковра

В итоге этот первый азербайджанский ковер, вернувшийся с чужбины на родину, был подарен меценатом нашему музею и теперь предваряет собой экспозицию Шушинского филиала. Кстати, судьба этого филиала Азербайджанского музея ковра сама по себе является ярким, хотя и безмолвным, свидетельством армянского варварства на оккупированных территориях. Он был открыт в 1985 году в Шуше, в здании старинного особняка Мемандарова. Там демонстрировались образцы народного творчества Карабаха – ковры, ковровые изделия, вышивка, национальные костюмы, украшения и медные изделия. Но в 1992 году, когда Карабах был оккупирован Арменией, наш Шушинский филиал чуть было не постигла трагическая участь других музеев этого региона. Лишь благодаря усилиям тогдашнего директора музея удалось вывезти большую часть экспонатов Шушинского филиала в Баку. С тех пор экспозиция этого филиала располагается в здании самого музея. Но хочется верить, что однажды она вновь займет свое законное место в Шуше, освобожденной от армянских оккупантов.

Однако вернемся к тому ковру, который подарил нашему музею Эльшад Таиров. Это ворсовый ковер Карабахской группы, представляющий традиционную композицию «Бахчадагюлляр». Название этой композиции дословно означает «Цветы в саду». И действительно, на поле ковра распускаются пышным цветом огромные карминные розы. Их контраст с черным фоном создает тревожный колорит, словно предвещающий дальнейшую судьбу этого ковра. Драматичный красный оттенок этих роз, воплощающий силу материнской любви, буквально берет за душу. Неудивительно, что это произведение, с его необычной судьбой, будоражит умы творческих людей.

В свое время я включила рассказ об этом ковре в цикл лекций по искусству, которые регулярно проводятся в нашем музее. Эти лекции посещают многие люди, в том числе деятели искусства. С чувством глубокой гордости хочу отметить, что эта лекция, как и дальнейшая популяризация истории ковра «Бахчадагюлляр», принесла плоды. Вдохновившись ею, режиссер-постановщик Государственного театра пантомимы, заслуженный артист Бахруз Ахмедлы поставил спектакль «От матери» – как видим, даже в названии этой пьесы процитирована надпись на ковре. Сюжетом пьесы стала необычная судьба этого карабахского ковра, которая разворачивается перед зрителем, подобно орнаменту ковра – узелок за узелком.

Другим примером творческого вдохновения, которое музей способен подарить художнику, стала созданная под впечатлением от истории этого ковра коллекция одежды дизайнера Саиды Ализаде. В коллекции были использованы изображения роз с ковра, а также надпись «1 января 1971 года, подарок на память от матери ко дню рождения Сарвара». Примечательно, что эта коллекция носила то же название, что и пьеса Театра пантомимы – «От матери».

Карабах – это нашаобщая боль, поэтому люди искусствавновь и вновь обращаются к этой теме. Думаю, история ковра «Бахчадагюлляр» еще многих вдохновит на новые творческие свершения.

Ширин Я.Меликова – Доктор философии в области искусствоведения, Директор Азербайджанского музея ковра, Президент ИКОМ Азербайджан

2019.02.07; 11:22