Юозас Стрева. Где ступают советские военные полчища…


Фразу «Где ступают советские военные полчища…» можно было бы продолжить: «… там остаются боль, страдания, кровь невинных людей, пепел сожженных деревень и хуторов».

Такой «вклад» советской армии и солдат некоторых ее сателлитов, например, Армении, глубоко врезался в историческое сознание человечества.

Весь этот ужас, который в последнее время с особым упорством пытаются опровергать застрявшие в клоаке российских телеканалов пропагандисты, испытали не только страны Балтии – Литва, Латвия и Эстония, но и народы Закавказья, Украины, крымские татары и многие другие народы, оказавшиеся в сфере советского влияния.

В 1944-1945 гг. едва ли не самые большие потери за весь период оккупации Литва понесла в результате произвола, который творили отряды армии НКВД. Большинство погибших в те годы не были ни участниками сопротивления, ни вооруженными борцами с оккупацией. Чекисты просто сжигали целые деревни, грабили, насиловали, разворовывали имущество, без всяких причин убивали гражданское население — женщин, детей, стариков.

Кляпочяй, Вабаляй…

В 1944-1945 гг. в Литве бесчинствовали более 20 различных соединений армии НКВД, т. е. более 30 тыс. воинов частей НКВД, не считая многочисленных подразделений регулярной советской армии. В начале 1946 г. на территории Литвы было размещено 9 дивизий регулярной советской армии, творили беззаконие около 8-10 тыс. «ястребков», около 4 тыс. милиционеров и около 3,4 тыс. вооруженных так называемых советских активистов.

Цель этого жестокого произвола была очевидной — сломить дух сопротивления, уничтожить тех, кто боролся с оккупантами, и запугать местных жителей, чтобы они не поддерживали сопротивленцев.

Одна из самых страшных трагедий произошла в 1944 г. в деревне Кляпочяй, когда в Сочельник и на Рождество была сожжена 21 усадьба, расстреляны и сожжены заживо 12 жителей этой деревни. В общей сложности только в этих краях в конце 1944 г. в рождественские дни части НКВД и отряды самообороны взяли в оцепление деревни, которые находились между Рилишкяй и Нямунайтисом. Они жгли и убивали жителей Кляпочяй, Лиздай, Рилишкиса, Друскининкай, Таручениса, Мижоняй, Перишкес, Вабаляй, Фермы, Дубряй, Вяртялкай и других деревень. Были зверски убиты 37 человек, сожжено около 70 дворов.

О поджогах и убийствах невинных людей в Кляпочяй свидетельствуют многочисленные воспоминания очевидцев. О зверствах, чинимых в других местах, свидетельств не так много.

Сознательно ли была выбрана дата церковного праздника для проведения карательной акции или это случайное совпадение, историкам еще предстоит выяснить.

Вот как трагедию своей деревни описывает историк, бывший продекан Исторического факультета Вильнюсского университета Сигитас Ягялявичюс.

«…То, что тогда творилось в нашей деревне, ничем не отличается от сцен, которые мы видели в кино, о которых читали в рассказах о немецких карательных экспедициях в белорусских селах. (…)

Чекистские отряды не раз прочесывали деревню. Однажды в начале декабря 1944 г. такой отряд нагрянул в нашу усадьбу. Каждый визит такого отряда означал доскональный обыск не только во всех постройках, но и на полках, в буфетах с посудой. Особенно они любили делать обыск в сундуках. Во время таких обысков нужен был глаз да глаз – солдаты гребли все подряд, что попадало под руку. У нас рыскавших по разным горшкам обычно сопровождала бабушка, которая хорошо говорила и читала по-русски. И вот в тот день в комнату, где за столом сидел майор, вбежала взволнованная бабушка и бросилась объяснять офицеру, что солдаты, которые искали в сундуках оружие или вооруженных людей, ее просто ограбили. Офицер спокойно ее выслушал, усмехнулся и, махнув рукой, велел не мешать бойцам.

Что случилось? Бабушка скопила небольшую коллекцию шелковых платков — целый старинный плетеный короб, который держала в сундуке. Она очень любила красивые платки. Так вот те солдаты, что выполняли «государственное задание» — делали обыск, забрали почти все платки. Бабушку, которая попыталась протестовать, солдаты отпихнули (…).

На западную окраину деревни по тракту из леса въехал большой обоз из грузовиков, телег и саней. Это были те же, что и до этого разорили и сожгли Кляпочяй и соседние деревни. Эти каратели ночевали в деревне Галинтенай, которую от Вабаляй отделял только лес. Они уже проехали мимо дворов Маслаускасов, Зигмаса Гягужиса, добрались до усадьбы Юргиса Буцявичюса, т. е. эта колонна уже по тракту проехала по деревне ровно километр. Ни у одного двора не остановились. В усадьбы по пути никто не заходил. И вот в это время во фланг колонны с севера, с холмов на опушке (та часть леса называется Вырубка Гягужиса), стали стрелять из пулеметов и ружей. Солдаты, которые ехали в колонне, бросились с большака врассыпную. С криками и выстрелами они кинулись к опушке, откуда велась стрельба. Остальные бросились в ближайшие усадьбы. Прежде всего в те, что были на противоположной от выстрелов стороне и через которые часть колонны уже проехала. Колонны поспешили в центр деревни.

Заполыхали подожженные солдатами на западной окраине села усадьбы трех братьев Маслаускасов — Владаса, Антанаса и Томаса, Юргиса Буцявичюса. В подожженных усадьбах солдаты без всяких объяснений стали стрелять в людей. И не только в мужчин. Такого даже в Кляпочяй не было. Озверевшие солдаты вывели во двор и расстреляли Ананаса Маслаускаса (они тяжело ранили его в голову и бросили, думая, что он мертв). Шашками плашмя били Антанину Буцявичюте, а потом в нее тоже стали стрелять и прострелили лицо. Умерший год назад Анатанас Маслаускас, которому было уже за девяносто, всю жизнь держался в стороне от каких бы то ни было политических дел, и тогда в силу своего возраста даже не думал скрываться. Это говорит о том, что военные своих жертв не выбирали.

…По своему поведению это были настоящие каратели, они жгли и убивали без разбора. Каратели сожгли также стоявшую на опушке в зоне обстрела усадьбу Зигмаса Гягужиса. Возле дома застрелили хозяина и его жену, а раненой дочке-подростку и другим детям удалось сбежать (…).

У энкаведистов П.Ветрова был большой опыт истребления людей и даже целых народов. Это находящаяся под его командованием 4-я дивизия НКВД в 1944 г. занималась депортацией чеченцев и ингушей из Северного Кавказа и татар из Крыма. За три месяца она лишила родины и растворила в «братских народах» три народа. А тех, кто избежал ссылки, уничтожила. А с августа эти потерявшие человеческий облик бандиты в синих фуражках начали терроризировать литовский народ (…)». (Отрывок из публикации в журнале Kultūros barai за 1993 г.)

Канюкай

Деревня Канюкай, которая находится на юго-восточной окраине Руднинкской пущи, неподалеку от нынешней литовско-белорусской границы, в так называемом Девянишкском выступе. Она относится к группе деревень, в которой большинство составляют литовскоязычные жители. Юозас Кудирка, еще в 1990 г. писавший об уничтожении деревни Канюкай, подчеркивал, что жители деревни отличались особым национальным самосознанием, литовской идентичностью, сопротивлялись насаждению польским оккупационным режимом польского этнического самосознания. В деревне была литовская школа, жители Канюкай поставили украшенный в цвета национального флага крест Св. Казимира, по-литовски говорила большая часть живущих в деревне поляков.

Случившаяся 29 января 1944 г. расправа с местными жителями была жесточайшей карательной акцией красных партизан против бойцов сельской самообороны, эта акция превратилась в настоящую резню (было убито 38 человек, почти вся деревня сожжена).

Приспешник оккупантов, ставший после войны едва ли не главным идеологом печати в оккупированной Литве, Генрих Зиман в письме Антанасу Снечкусу от 3 марта 1944 года писал о деревне на юго-восточной окраине Руднинкской пущи, которая «особенно надоела» советским партизанам, потому что «закрыла для них весь район». Дальше в письме Г. Зиман хвастался: «Мы ее сожгли полностью. Операция удалась, своих жертв у нас не было, несколько домов самооборонщиков сгорели, они понесли большой урон. С тех пор на окраине той деревни самооборону как рукой сняло».

«Партизан» Абрам Железников, еврей по национальности, после войны тоже хвалился, будто его товарищ схватил умолявшую о пощаде «сельчанку», прижал ее голову к камню, а другим булыжником раскроил женщине череп. 35-летняя Стасе Молене пыталась своим телом прикрыть полуторагодовалую дочурку Дануте. Обе были застрелены.

Генеральному штабу Красной армии во время Второй мировой войны подчинялась «Вильнюсская бригада».

«Боец» отряда «За победу» Павел Багрянский в своих воспоминаниях о Канюкай, опубликованных в декабре 1988 г. в сборнике, изданном тель-авивским Музеем партизан и борцов спецназначения („Pirsumim. Publications of the Museum of the Combatantsand Partisans“), рассказал, как евреи-каратели вели себя после боевой операции.

«На лесной поляне полукругом были положены голые трупы шести женщин и двух мужчин — жителей Канюкай. Светила луна. Партизаны принялись стрелять по трупам между ног. Когда пуля попадала в нерв, труп содрогался как живой. Трупы женщин «прыгали» сильнее и дольше, чем трупы мужчин».

П. Багрянский намекнул, что с трупами убитых развлекались все головорезы из «Вильнюсской бригады». К бригаде относился и отряд «Мститель», членом которого была Фаня Йохелес-Бранцовская.

В Руднинкской пуще, из которой в Канюкай проникли убийцы, в июле 1944 г. орудовало 11 банд, действовавших по приказу Москвы, около 1200 диверсантов. Хоть они себя и называли литовскими партизанами, коммунистов-литовцев в этих бандах были единицы. Ядро отрядов составляли евреи и русские…

…И нескончаемая азербайджанская Голгофа

Союзница России Армения, в 80-е годы прошлого века оккупировавшая азербайджанский Нагорный Карабах, продолжает свои традиции союзничества.

Ходжалинская резня — самое крупное кровопролитие за всю карабахскую войну — случилась в мирной мусульманской стране в 1992 году.

Ходжалы — небольшой азербайджанский город на территории тогдашнего Нагорного Карабаха. Нападение на него произошло в ночь с 25 на 26 февраля. За одну ночь армянские и русские военнослужащие при поддержке армянских террористических формирований убили 613 азербайджанцев, в том числе 106 женщин и 23 ребенка. Согласно официальной статистике свыше 100 жителей Ходжалы пропали без вести, а 1275 азербайджанцев из Ходжалы испытали «все ужасы армянского плена».

Каждый год 26 февраля азербайджанцы всего мира чтут память жертв Ходжалы.

До сих пор бытует мнение, что агрессорами в Нагорном Карабахе были азербайджанцы, а жертвами — армяне. Однако на самом деле все совсем не так. Карабахскую войну спровоцировали не мусульмане-азербайджанцы, а армянские фанатики, которым принадлежит идея создания Великой Армении за счет азербайджанских земель. Сколько слез и боли азербайджанцам принесла эта брутальная армянская агрессия (предпринятая не без помощи России), сложно описать, хотя данных о жертвах вполне достаточно.

26 февраля 1992 г. армянские вооруженные силы при поддержке российского 366-го мотострелкового полка, в личном составе которого преобладали армяне, стерли с лица земли азербайджанский город Ходжалы. Жертвами армянских военнослужащих и армянских террористических организаций стали около тысячи живших в этом городе азербайджанцев. Среди погибших много детей, женщин и стариков. По словам экспертов, ходжалинская резня — это один из крупнейших случаев террора в XX веке.

Азербайджанские мужчины всеми силами сопротивлялись, но вооружены они были гораздо хуже, чем армяне. 7-8 мая армянские бойцы обстреляли ракетами азербайджанский город Шуша. Потом в него вторглись армянские террористические группировки и не оставили от города камня на камне.

О том, что это нападение было заранее спланировано, в 1994 г. признались также некоторые идеологи и стратеги создания Великой Армении. Кстати, в день взятия Шуши в тюрьме армяне жестоко замучили 114 шушинских заключенных. 8 мая был оккупирован весь Шушинский район. Особенно жестокостью отличилась действующая здесь группировка „Лаура“, названная так в честь Лауры Геворковны Лалаян, по чьей инициативе в Сумгаите была создана армянская террористическая организация „Крунк“. В энциклопедии „Преступления“ утверждается, что именно Лаура убила своих соотечественников, не одобривших изгнание азербайджанцев из Нагорного Карабаха. Эта женщина специализировалась на допросах пленных азербайджанских детей и женщин и лично замучила не менее 19 детей.

18-19 мая армяне оккупировали Лачинский район. Во время этой операции из родных мест были изгнаны более 63 тыс. азербайджанцев. Агенты секретных служб Азербайджана сообщают, что 21 мая в Париже состоялось особое и тайное совещание армянских террористических организаций. Во время совещания обсуждался особо секретный документ, в котором рассматривались меры по уничтожению азербайджанцев помимо всего прочего с помощью химических средств.

В декабре того же года на оккупированных армянами территориях, по утверждению официального Баку, была создана тайная химическая лаборатория, в которой проводились опыты. Роль подопытных кроликов выполняли пленные азербайджанские солдаты, женщины, дети. В этой лаборатории создавалось химическое оружие с радиусом действия от 5 до 75 километров. То, что такие опыты проводились, подтверждает и статистика: в некоторых азербайджанских районах, которые подверглись нападению армян, смертность среди азербайджанских детей выросла в 3,5 раза. Все эти подозрения и опасения были подтверждены независимыми зарубежными экспертами и рассматривались во время публичных дебатов в ООН.

Попытки сторонников создания Великой Армении захватить как можно больше азербайджанских земель не прекращались ни в 1993, ни в 1994 г., не прекращаются они и до сих пор.

По словам оставшихся в живых очевидцев, члены армянской террористической организации расстреливали ходжалинцев, целясь им в голову. Однако были и показательные устрашающие акции, во время которых азербайджанцам твердили, что они не имеют права на жизнь. Кроме того, многие трупы были изувечены.

В энциклопедии «Преступления» приводятся выдержки из воспоминаний армянина Давида Хейрияна о ходжалинских событиях: «2 марта армянская группа боевиков «Гафлан» собрала около 100 трупов тюрков (азербайджанцев) и сожгла примерно в километре от Ходжалы. В последнем автомобиле, перевозившем трупы, я заметил девочку примерно 10 лет, раненую в голову и в руку. Этот ребенок с почерневшим лицом, измученный от холода и голода, все еще был жив. Девочка тихо сопела, тяжело дыша. Я не могу забыть эти глаза ребенка, из последних сил сопротивляющегося смерти. Вскоре солдат, которого все называли Тиграняном, взял девочку и бросил в кучу трупов. Потом эти тела подожгли. Мне кажется, что кто-то из этой кучи звал на помощь…

О ходжалинской трагедии всему миру рассказал в своем документальном фильме известный азербайджанский кинооператор Чингиз Мустафаев. Именно этот смелый журналист успел снять на пленку некоторые душераздирающие кадры: азербайджанских детей с отрезанными ушами, мужчин со снятыми скальпами. Эти кадры рассказали всему миру о кровавой трагедии Ходжалы.

Вскоре после уничтожения Ходжалы 366-й российский полк был переброшен на территорию Российской Федерации и расформирован. Ни один военнослужащий этого полка не был привлечен ни к моральной, ни к юридической ответственности за убийство мирного населения.

Публикаций о событиях тех дней в зарубежной печати немного — Армения при поддержке России сделала все, чтобы блокировать утечку на Запад любой информации.

Россия вновь хочет «освободить» Запад…

Носящий характер политического шантажа проект прокладки газопровода „Nord Stream 2“. Желтые жилеты во Франции. Подстрекательства ультраправых сил в Италии, Греции, Венгрии…

Разделяй и властвуй! Ничего нового в этом мире. Ничего нового в российских имперских замашках. Кремль со своей дружиной напоминает медведя, проснувшемуся после долгой спячки, увидевшего, как съежились границы его владений, и возжелавшего вновь их расширить. Возможно, на этот раз обойдется без конвенциональной войны (хотя кремлевские пропагандисты изо дня в день открытым текстом грозят Западу именно войной), поскольку в современном мире технологий есть более простые способы расширить свое геополитическое влияние — прежде всего завоевывая умы людей ложью, наглостью, агрессивной и лживой пропагандой, просто подкупая их. На это у Россия деньги есть, и она их не жалеет.

Предстоящие этой весной выборы в Европарламент покажут, насколько Европа способна противостоять чуме, надвигающейся с Востока, насколько она еще помнит о незаживающих ранах, нанесенных реваншистской Россией в отрезанных ею от Грузии Южной Осетии и Абхазии, на отнятых у Азербайджана землях Нагорного Карабаха, насколько она будет единодушной, насколько ей будут дороги фундаментальные человеческие ценности, а насколько — гедонистические, меркантильные цели.

2019.05.08; 00:01

print