Be Rusijos intrigų čia neapsieita


Print

Jelena Maglevanaja  (Елена Маглеванная) – žymi Rusijos žmogaus teisių gynėja, didžiausią dėmesį pastaruoju metu sukoncentravusi į Šiaurės Kaukazo problemas. Tačiau šiandien ji gyvena ne Rusijoje, ne Čečėnijoje, bet Suomijoje. Kodėl J.Maglevanaja pasitraukė iš Rusijos, ką ji mano apie dabartinę Kremliaus politiką Čečėnijoje, kaip vertina Lietuvos VSD persekiotų Hadižat ir Maliko Gatajevų bylą, – sužinosite perskaitę šį interviu. Interviu vadinasi “Без России здесь не обошлось”. Šiandien interviu skelbiame rusų kalba, artimiausiu metu jis bus išverstas ir į lietuvių kalbą. Su žmogaus teisių gynėja Jelena Maglevanaja kalbasi žurnalistas Gintaras Visockas.

Каким образом, почему Вы оказались в Финляндии? Какие причины Вас вынудили к этому? В Хельсинки Вы обосновались не по собственному желанию? Вы туда прибыли из России? Почему?

Я оказалась в Финляндии в качестве приглашенной на правозащитную конференцию, которую проводила организация под названием Finrosforum. Однако после этой конференции я приняла решение не возвращаться в Россию, а остаться и попросить политического убежища.

Почему я это сделала? Для меня это был последний шанс продолжить свою работу. По возвращении в Россию мне грозило тюремное заключение за отказ исполнить решение суда, которое я считаю абсолютно несправедливым. Речь шла о том, чтобы я написала и опубликовала в одной из самых популярных в России газет опровержение собственных статей о пытках заключенных в тюрьмах. Суд «доказал», что герой моей статьи, чеченец Зубайр Зубайраев… пытал себя сам с целью оклеветать добросовестно исполняющих свою работу сотрудников ФСИН (Федеральной службы исполнения наказаний).

Конечно, я отказалась подписывать галиматью, которую состряпали для меня сами «обиженные» тюремщики. И чтобы не оказаться в итоге в тюрьме, а возможно, и убитой, так как мне угрожали расправой некоторые сотрудники тюремного ведомства, совмещающие доблестный труд во имя закона с членством в ультранационалистических организациях, я решила, что безопаснее для меня будет не возвращаться.

Вы, безусловно, не обходите вниманием теперешние события, проходящие в России. Каково, по-Вашему, направление нынешней России, какие решения Кремля Вы считаете правыми, а которые – нет? Чего может ожидать Запад от Кремля в ближайшие годы?

Я бы вообще не говорила о том, что Россия в последние годы куда-то направляется. Скорее, она медленно погружается в болото. Собственно, российский режим даже и диктаторским-то в полной мере назвать нельзя. Диктатура подразумевает силу, а у нынешней власти и силы настоящей нет. Но поскольку противостоять ей некому, то в итоге получается, что ни власти, ни оппозиции, ни общества – сплошная болотная жижа.

Правильных решений Кремля я что-то не могу припомнить. Разве что вот вздохнула с облегчением, когда мораторий на смертную казнь все-таки не отменили. Признаться, боялась. Это было бы логичным продолжением политики «мочения», провозглашенной еще 10 лет назад нашим бессменным премьером – президентом – снова премьером. Хотя если в России в тюрьмах и так убивают без всякого приговора – особенно чеченцев – то это не так уж значимо.

А неправых решений – пруд пруди. Апофеозом последних лет был, конечно, август 2008 года, когда взяли и оттяпали два больших куска Грузии. И с аппетитом проглотили. И мировое сообщество тоже проглотило этот фокус Кремля и даже не поморщилось.

Ожидать от Кремля следует продолжения погружения. Гремучая смесь советско-имперской риторики и под ее прикрытием – дальнейшее зажимание всего, что еще не задушено – внутри страны, и стук ботинком по трибуне – на международной арене.

Как Вы оцениваете сегодняшнее положение на Северном Кавказе, в частности – в Чечне? Как следовало бы распутывать этот Гордиев узел?

Вот на Северном Кавказе положение по-настоящему катастрофическое. Там каждый день льется кровь, пропадают без вести и гибнут люди. Как распутать гордиев узел? Вы же знаете, как его распутали – разрубили топором, и все. Так и здесь. Разрешить ситуацию можно, только разом предоставив независимость всем кавказским республикам, которые того пожелают. По отдельности или в виде недавно возникшего государственного образования под названием Имарат Кавказ – не важно. И в первую очередь, конечно, следует освободить Чечению. Чеченский народ в полной мере заслужил, своей кровью купил это право – право на свободу.

Как бы Вы охарактеризовали Финляндию, сравните, пожалуйста, образ жизни в Финляндии и в России?

Финляндию охарактеризовала бы очень хорошо. С первых дней пребывания здесь почувствовала совершенно новое ощущение – ощущение свободы и безопасности. Полицейские во время пикета улыбаются, а не лупят дубинками по всем местам и не тащат в отделение. Можно ходить по улицам в мусульманском платке, и никто, включая тех же полицейских, не смотрит на тебя как на потенциальную террористку. Даже как-то непривычно первое время было. При виде полиции поначалу как-то все равно напрягалась, ожидая чего-то нехорошего. По старой привычке. Рефлексы срабатывали. Теперь вроде уже не срабатывают.

Вообще, финны – очень спокойные люди. Они всегда приветливы и улыбаются, даже если с тобой незнакомы. У русских принято говорить, мол, улыбка западного человека – неискренняя, формальная. Не знаю, не вникала. По мне, лучше пусть даже фальшивая улыбка, чем искреннее, от глубины души идущее хамство и неприязнь, переходящая в ненависть. В России она была везде, буквально в воздухе, а здесь ее нет.

Финны дают каждому быть собой. Верить во что хочешь, иметь любые убеждения, кроме откровенно человеконенавистнических, одеваться как хочешь, вести себя как хочешь, если ты не мешаешь своим поведением другим людям. Это непривычное и оттого потрясающее ощущение абсолютной свободы и душевного комфорта.

Как Вы относитесь к делу Гатаевых, потерпевших от преследований служб безопасности Литвы? Что это – тайная договоренность между спецслужбами Литвы и России, борьба с терроризмом, грубые нарушения прав человека?

С Гатаевыми довелось познакомиться лично. Очень хорошие, добрые, искренне верующие люди. Очень любят своих детей, всех без исключения. Кажется, они простили даже тех, кто их предал. Я ни в коей мере не могу поверить, что эти люди способны сделать что-то плохое своим воспитанникам. Так что ясно, что обвинение – чушь полная. По чьему заказу оно сфабриковано – не знаю. Но думаю, что без России здесь не обошлось. Тут надо рассуждать по известному принципу – кому выгодно? Зачем Литве преследовать чеченцев, что они ей сделали? А вот Россия давно объявила весь чеченский народ своими врагами. Она же и давит на всех своих соседей и партнеров, чтобы не давали спокойно жить чеченским беженцам, чтобы несчастные, затравленные люди, не находя нигде себе места, вынуждены были ехать обратно в Чечню, прямиком в лапы Кадырову.

Никакой борьбой с терроризмом, конечно, здесь и не пахнет. Гатаевы принципиально никогда не лезли в политику, они воспитывали детей, чьи судьбы искалечила война. Растить чужих детей – это терроризм?

Как Вы оцениваете деятельность защитников прав человека Финляндии в деле защиты интересов семьи Гатаевых? Также желательно подробнее узнать вообще о деятельности защитников прав человека в этой стране…

За защиту Гатаевых можно поблагодарить в первую очередь одного человека – сопредседателя Общества Российско-Чеченской Дружбы Оксану Челышеву. Конечно, и другие правозащитники делают очень много – например, депутат Европарламента Хейди Хаутала, финская правозащитница Ану Харью.

Мне доводилось участвовать в нескольких акциях, проводимых финскими защитниками прав человека, в первую очередь связанных с Россией – акцией памяти Натальи Эстемировой, протесте против визита Путина в Финляндию в июне прошлого года. Людей было много, намного больше, чем на аналогичных мероприятиях в России. Сказывается отсутствие привычного для россиян страха и апатии. Так что могу сказать, что правозащитное движение в Финляндии развито.

Мне вообще понравилось, что здесь много неравнодушных людей. Есть люди, которые помогают беженцам, люди, которые ездят в страны третьего мира, чтобы снимать фильмы о тамошней жизни и, в частности, о нарушениях прав человека; борцы за экологию и пр. В Европе иметь активную жизненную позицию считается хорошим тоном и, само собой, никого не удивляет, если ты участвуешь в каком-либо политическом, общественном или правозащитном движении. Не то что в России, где на тебя посмотрят в лучшем случае как на чудака.

Как Вы смотрите на сегодняшние взаимоотношения между Литвой и Россией и между Западом и Россией? Как Западу следует вести себя относительно России – делать уступки ей или же, наоборот, повышать требования?

Об отношениях между Литвой и Россией как о слишком уж, так скажем, теплых и дружественных, свидетельствует как раз случай с Гатаевыми. Это яркий пример того, как не должно быть. И в целом отношение Запада к России, считаю, слишком уж попустительское. Надо быть жестче. Не упрашивать Россию соблюдать права человека – Россия смеется над этими просьбами – а требовать, в случае невыполнения – применять жесткие санкции.

Уступок делать ни в коем случае нельзя. Нынешний российский режим из тех, кому дашь палец – откусят не то что руку, а и целиком проглотят, если смогут.

Которые из русских политических обозревателей, журналистов, публицистов Вам наиболее приемлемы? Спрашиваю, потому что постоянно смотрю телепередачи по РТВi, в которых свои взгляды высказывают Ю. Латынина, В. Новодворская,  О. Млечин, Г. Каспаров… Словом, желательно услышать от Вас совет, на какие телепередачи и высказывания литовцам стоит обратить основное внимание.

Тут скорее могу сказать, какие неприемлемы. Когда вижу на экране, например, Михаила Леонтьева (раньше еще Максима Соколова, но сейчас он, к счастью, куда-то пропал) – выключаю телевизор или переключаю канал. Мое мнение – на российском телевидении сейчас нет нормальных политических передач и обозревателей. Последней передачей, которую хотелось смотреть, было «К барьеру» Владимира Соловьева (хотя его позиция по вопросу Чечни была ничуть не менее имперской, чем у его коллег) – но сейчас и его закрыли. Газет тоже не осталось, разве что «Новая», но и она после убийства Анны Политковской уже не та, что прежде. Так что я предпочитаю узнавать новости из Интернета. Из обозревателей – с удовольствием читаю Новодворскую и Шендеровича. Латынина безусловно умна и хорошо знает Кавказ. Беда в том, что, в отличие от Политковской, она Кавказа не любит и испытывает к нему чисто исследовательский интерес. Поэтому ее слушаешь с интересом, но ей, как Анне, не веришь.

Какие Ваши планы на будущее? Работаете ли над книгой, сотрудничаете ли с иностранными журналистами? Не желаете ли Вы сотрудничать с нашим Интернет порталом www.slaptai.lt? В нем мы помещаем публикации не только на литовском, но и на русском, английском языках?

Планы мои – продолжать работать. На книгу пока не замахиваюсь. Пишу статьи. С радостью сотрудничаю с любыми изданиями, чья позиция для меня приемлема, и для которых приемлема я и то, что я пишу. С радостью буду сотрудничать и с Вашим порталом. Литва всегда была одной из тех стран, которые еще со времен Джохара Дудаева открыто поддерживали независимость Чечни. За что, пользуясь случаем, выражаю литовским гражданам искреннюю благодарность.

На фото – Jelena Maglevanaja  (Елена Маглеванная).

2010.05.08


Prisijunkite prie diskusijos