«ПРОБЛЕМА ЛЮСТРАЦИИ. ВЗГЛЯД ИЗ УКРАИНЫ»


Print

Термин люстрация в наших странах почему-то неотъемлемо ассоциируется, как правило, с советским прошлым, хотя прошло более двадцати лет.

Уже давно нет уже и тех проблем, которые стояли перед нашими странами в первые годы независимости, нет уже и тех людей, по крайней мере большинства из них, как активных участников общественно-политической жизни.

С другой стороны, появились новые проблемы и люди, к которым, с моей точки зрения, просто необходимо применение инструментов люстрации. Но почему-то об этом сейчас мало говорят, постоянно нам указывая пальцем на то, что новые преступления перед народом не так важны, как преступления фактические или мнимые, людей, когда-то наделенных советской властью. А жаль.

Потому что именно сейчас, например, в Украине, надо подойти по-новому к проблеме люстрации и ее осуществлению в отношении лиц, которые разворовывали доставшуюся от советской власти общенародную собственность, продолжают расхищать сегодняшние бюджетные средства, при этом занимая высшие должностные посты в современной структуре власти.

Но, в начале, хотел бы вернуться к самому термину и его общепринятому пониманию. Так, люстрация (от латинского lustratio – очищения посредством жертвоприношений) – понимается, как вид политической цензуры, практика, состоящая в законодательном ограничении прав некоторых категорий лиц (выделяемых по профессиональным, партийным, религиозным или иным признакам) на:

  • занятие государственных должностей;
  • профессиональную практику («запреты на профессию»);
  • неприкосновенность личной жизни (допускается публичное распространение любой информации о происхождении, деталях биографии и т.п).

В научной литературе люстрация описывается как «комплекс законодательных мер и практика недопущения в аппарат управления, правоохранительные органы, на иные важные посты и в учреждения системы образования лиц, неугодных правящим кругам по политическим, религиозным и иным мотивам», или как «очищение государственного аппарата и некоторых важнейших общественных институтов (церковь, СМИ, адвокатура и т. д.) от лиц, тайно сотрудничавших со спецслужбами и скрывших этот факт от специальных «люстрационных» органов.

В истории действия, которые принято называть люстрацией, применялись пришедшими к власти революционными или противоположными по идеологии режимами по отношению к их политическим противникам. Например, после всех революционных  смен режимов, люстрация применялась по отношению состоявших в дореволюционных политических партиях, работавших в полиции и спецслужбах свергнутой власти и т. п.

Но люстрация может использоваться правящим режимом по отношению к лицам, угрожающим его существованию (например, членам радикальных партий). Типичным примером люстрации является работа Комиссии палаты представителей конгресса США по расследованию антиамериканской деятельности, действовавшей в 1934—1975 годах.

Созданная в 1934 году комиссия для борьбы с «подрывной и антиамериканской пропагандой» в 50-х годах, когда ее возглавил  сенатор  Джозеф Маккарти, превратилась в позорный орган, деятельность, которого превратилась в политический популизм и «охоту на ведьм». Причем эта охота не была такой безобидной, загубив карьеры и судьбы десяткам тысяч невиновных американцев. Что спустя годы привело к публичному признанию правительством США ошибочность ее создания и работы.

Также типичным образцом люстрации были советские «чистки» 1920—1930-х годов и ограничения прав «бывших». Причем данная люстрация в эти годы отличалась цикличностью, каждые 4-5 лет, и привела к фактическому физическому уничтожению представителей белого движения и даже бывших политических союзников большевиков по революции.

Те же методы были применены в 1939-1941 годах в отношении населения на территориях, которые вошли в состав СССР после начала Второй мировой войны. Эти события напрямую касаются наших стран, т.к. затронули жителей Западной Украины, Западной Беларуси и Литвы.

Люстрация имела место в ходе денацификации Германии  и демилитаризации Японии после 1945 года. Как пример, следует также упомянуть «запреты на профессию» в формально очень демократичной ФРГ.

В наши дни о люстрации говорят применительно к законодательной практике, характерной для посткоммунистических стран Восточной Европы с конца 1980-х до начала 1990-х годов. Хотя уже сейчас можно говорить о необходимости люстрации самих постсоветских режимов в некоторых странах, о чем я буду говорить позже.

С точки зрения права, люстрационные законы представляют собой сложный юридический казус, так как они имеют обратную силу, то есть признают возможность осуждения за преступления, которые были совершены до принятия этих законов; они признают возможность осуждения за действия, не считающиеся преступными сами по себе (например, работу в спецслужбах, журналистику и т. п.); они имеют сходство с методами, практикуемыми тоталитарными режимами по отношению к своим политическим противникам. Поэтому применения этого инструмента в демократических странах весьма опасно для самих же демократий.

Примером могут служить последние демократические революции в Северной Африке, которые так увлеклись люстрацией, что уже сами сейчас превращаются в тоталитарные режимы, мало отличающиеся от предшествующих.

Сторонники люстрации обычно обосновывают её необходимость:

  • преступностью и незаконностью свергнутого политического строя как такового (из чего следует, что всякое добровольное сотрудничество с государственными органами являлось преступлением);
  • прагматической необходимостью «защищать завоевания молодой демократии» (которые могут быть саботированы усилиями «бывших»);
  • историческим прецедентом — а именно, благотворным, по их мнению, влиянием, которые оказали на общество аналогичные послевоенные процессы денацификации в Германии и демилитаризации в Японии.

Противники люстрации указывают на:

  • сходство этого процесса с пресловутыми запретами на профессии, применявшимися в той же Германии в 1970-е годы против активистов левых партий, а также с «охотой на ведьм» в США в 1950-е годы;
  • тот факт, что смена общественно-политического устройства отнюдь не всегда сопровождалась процессом люстрации – в качестве примера приводятся постпиночетовская Чили, постфранкистская Испания и Греция после свержения режима «чёрных полковников».

Все это говорит о колоссальной сложности этой проблемы и отсутствие универсального подхода к ней. Это, прежде всего, касается Украины.

Первые призывы к люстрации в Украине прозвучали вначале 90-х годов после падения советской власти. Но наиболее громко и уверенно требования о люстрации зазвучали в феврале 2005 года, после победы «Оранжевой революции», когда в СМИ появились сообщения о разработке сразу двух законопроектов о люстрации.

В одном из них, представленном народными депутатами Василием Червонием, Андреем Шкилем и Сергеем Олексиюком, предлагалось определить правовые и организационные принципы проведения люстрации в отношении кандидатов на руководящие посты в органах законодательной, исполнительной, судебной власти, СМИ, политических партиях и общественных организациях.

Каждого из них, по мнению разработчиков законопроекта, необходимо было подвергнуть проверке на причастность к фальсификации выборов президента в 2004 году. Второй причиной запрета на работу в документе было указано сотрудничество с оперативными сотрудниками бывшего КГБ СССР, а с 1991 года – с иностранными спецслужбами.

От проверки, согласно законопроекту, автоматически освобождались Президент Украины и руководящий состав его администрации. Но сам законопроект выглядел более чем сомнительной затеей, т.к. даже жена Президента – Кэтрин Клэр-Чумаченко в прошлом была кадровым сотрудником аналитико-разведывательного подразделения Государственного Департамента США, а его ближайшее окружение примерно на треть состояло из отставных работников КГБ СССР.

Левко Лукьяненко, автор второго законопроекта, устанавливающего «определенные ограничения при занятии должностей в государственных органах власти Украины», предлагал ввести пятилетний запрет на исполнение руководящих должностей в органах законодательной, исполнительной и судебной власти и СМИ Украины должностным лицам, которые находились на руководящих должностях в КПСС, КГБ СССР или являлись резидентами, агентами, информаторами или внештатными работниками службы безопасности, а также начальниками политических отделов в Советской армии и МВД СССР. Левко Лукьяненко заявлял, что взял за основу «чешскую модель» люстрации, цитирую его комментарий к законопроекту: «Поляки провели так называемую мягкую люстрацию.

Однако в польском обществе никогда не было такого количества разных стукачей и „внештатных сотрудников“, как в бывшем СССР. И нам нужно не церемониться с этими людьми, а поступать максимально жёстко. Только в таком случае мы сможем очистить страну от метастазов коммунистической заразы, как это сделали чехи».

Однако оба законопроекта, как и ожидалось, почили в бозе.

В 2008 году процесс был подхвачен украинскими юристами, создана общественная организация «Люстрация», создан сайт  www.lustration.org.ua. Целью организации являлось справедливая оценка и осуждение преступлений против украинского народа и причастных к ним лиц. Реального эффекта от деятельности этой организации также не было никакого.

Председатель общественной организации «Форум украинцев Чешской республики» Борис Чекулай 31 августа 2009 года обнародовал результаты исследования «Люстрация или Украина во власти КГБ», авторы которого исходя из сомнительных, по моему мнению – надуманных, критериев утверждают то, что практически каждый пятый государственный служащий Украины имеет критическую вероятность сотрудничества с КГБ. Само появление такого исследования говорит о том, что украинское общество не готово к люстрации и уже даже прошел тот этап, когда это можно было как-нибудь сделать по отношению к причастным к событиям до 1991 года.

Но в последние месяцы проблема люстрации встает в новом, более актуальном свете, но уже по отношению к тем лицам, которые сейчас находятся при власти и открыто игнорируют законы страны, права и свободы человека, демократические ценности, творят беззакония в стране, погрязли в коррупции.

Множество оппозиционных политиков с весны 2012 года заявили о необходимости или выдвинули конкретные программы люстрации по отношению к действующей сейчас власти в Украине в случае их прихода к рычагам управления.

Так, лидер партии „УДАР“, действующий чемпион мира по боксу Виталий Кличко считает необходимым осуществить в Украине люстрацию чиновников и работников правоохранительных органов по примеру Грузии. В случае прихода к власти политик обещает уволить госслужащих, которые брали взятки.

Он заявил: „Люстрация кадров – необходимое условие вывода Украины из глубокого политического и экономического кризисов. Я убежден, что надо увольнять людей, которые брали взятки и наживались вместо того, чтобы работать на пользу государства, которые дискредитировали профессию правоохранителей, защитников граждан“.

Политик убежден, что примером успешного реформирования правоохранительной системы можно считать Грузию, где за короткое время удалось полностью „перезагрузить“ правоохранительную систему за счет люстрации.

В свою очередь 12 мая 2012 года объединенная оппозиция «За Батьківщину» на Михайловской площади Киева представила общественности программу действий «Справедливое государство, честная власть, достойная жизнь». Среди основных провозглашенных тезисов программы – проведение антикоррупционной люстрации и создание специального Национального антикоррупционного бюро.

В свою очередь, лидер оппозиционной партии «Фронт змин» Арсений Яценюк заявляет, что объединенная оппозиция поставила себе цель провести как антикоррупционную люстрацию, так и люстрацию лиц, имеющих отношение к преследованиям граждан Украины.

Правда события 2005-2009 годов, когда эта оппозиция была при власти, и когда вопрос о любых формах люстрации был сразу снят с повестки дня, говорит о том, что все эти заявления пока можно рассматривать, как проявления политического популизма.

Но, тем не менее, актуальность проблемы остается. Так, буквально в начале этого месяца (5 июня 2012 года)  евродепутат от Польши Павел Коваль, который является Председателем делегации Европарламента в Комитете парламентского сотрудничества ЕС–Украина, выступая на одном из национальных круглых столов в г.Киеве, высказал мнение о резонности создания в Украине на основе традиции взаимопонимания „государственного трибунала, конституционного суда, который позволил бы установить, являются ли представители прежнего правительства, которые в настоящий момент находятся в тюрьме, осужденными за криминальные преступления или из-за политических мотивов.“

С одной стороны, предлагаемый трибунал должен способствовать остановке катка фактически беззаконно проводящейся последние два года правящей Партией Регионов люстрации в отношении своих предшественников у власти. Причем эта люстрация направлена избирательно не на всех бывших своих противников, а только на сторонников экс-премьер-министра Украины Юлии Тимошенко. Причем, порядка двух десятков высших должностных лиц из ее правительства, как и она сама, брошены за решетку или уже осуждены в большинстве по антикоррупционным статьям.

А вот сторонники бывшего президента Виктора Ющенко даже назначаются на значительные должности в современной администрации страны вплоть до министров.

***

Все вышесказанное мною позволяет сделать следующие выводы.

Первое. Политическая люстрация через двадцать лет после окончания эпохи советской власти в Украине не будет эффективна, в связи с тем, что упущен фактор времени. За эти годы тотально сменилась правящая элита и выходцы из советской элиты составляют в ней незначительный процент и не играют решающей роли.

Второе. Для большинства населения, ввиду существенных изменений в социально-экономическом  положении внутри страны, а также международного статуса Украины, эта тема не интересна, более того, фактически  бессмысленна. Сегодня актуальны уже другие проблемы.

В то же время, украинские радикалы из правых движений, приход представителей которых в Парламент на ближайших выборах осенью этого года весьма вероятен, продолжают тему подобной люстрации дебатировать и обострять.

Одновременно, в связи с провалом рыночных реформ и широким распространением бедности, в украинском обществе сильны ностальгические настроения за советским прошлым. Ими активно пользуются левые партии, изображая попытки люстрации, как преследование инакомыслящих со стороны власть предержащих.

Искусственное навязывание такой люстрации в современных условиях, учитывая местную ментальность, может вылиться, скорее всего, в банальное сведение счетов на местном уровне, попытке передела собственности и приведет к «охоте на ведьм». События 20-го века показали, что в отличии от того же относительно мягкого Маккартизма в США, в Украине это может закончиться кровью и жертвами.

Поэтому эту проблему люстрации по советскому прошлому в Украине лучше снять с повестки дня, чтобы она не стала опасным оружием в случайных руках.

Однако сама тема люстрации, и как я уже говорил выше, все больше приобретает для Украины актуальность. Но здесь я считаю надо идти глубже и принципиальнее, чем предлагает современная украинская оппозиция.

Сегодня весьма и весьма актуально стоит необходимость проведения антикоррупционной люстрации по итогам деятельности любой власти, но без ее политизации и перехлестов. Переведение люстрации в правовое поле позволило бы реально сменить значительную часть чиновников разного уровня, которые были замешаны в коррупции. Причем независимо от того, при какой власти они совершали коррупционные деяния.

В подтверждение этого тезиса хочу отметить, что именно такая люстрация происходила в Грузии во время проведения антикоррупционной политики, с принятием соответствующего закона и путем практических действий по радикальному реформированию государственной системы.

Подобная люстрация реально нужна и Украине. Однако, скорее всего, она станет возможной лишь при следующей смене власти, если только вновь пришедшие к рычагам управления люди не забудут об этом, как это было после „Оранжевой революции“.

Надеюсь, наш опыт, хотя пока в значительной мере негативный, будет полезен и в Ваших странах.

На фото – Алексей Тарасов.

Доклад председателя Черниговского общественного комитета защиты прав человека Алексея Тарасова.

2012.06.23


Prisijunkite prie diskusijos