На первых баррикадах «Саюдиса» главы «Понтос» Георгиос Мацукатова не было


Print

На первых баррикадах «Саюдиса» главы «Понтос» Георгиос Мацукатова не было

26 августа с. г. в Интерне-портале www.slaptai.lt и в газете «XXI amžius» («XXI век») была помещена статья «В Литве – прорусские греческие организации», рассказывающая о странном, сомнительном, непонятном поведении руководителя немногочисленной греческой организации «Понтос» Георгиос Мацукатова. Сегодня продолжаем цикл публикаций на греческую тему. Наш гость – куратор по делам национальных меньшинств с начала Возрождения Владимирас Гражулис, утверждающий, что грека Г. Мацукатова в рядах первых участников Саюдиса точно не видел.

Гинтарас Висоцкас

Время бежит, и бежит быстро. Уже минули два десятилетия с тех дней, как появился Саюдис, который привел Литву к Акту от 11 марта. Сегодня многое забыто, призабыто. Итак, может нам стоит время от времени припомнить, что же на самом деле творилось в 1988 – 2002 годы? Точнее, может нам стоит постоянно помнить, кто в те дни были с нами, а кто только делали вид, что он – один из нас?

Я поддерживаю Ваши попытки воскресить некоторые детали тех памятных событий. Тем более, что теперь кое-кто пытается исказить историю, присвоив себе чужие заслуги, пытаясь выставить себя лучше, чем есть на самом деле.

Когда Вы стали членом Саюдиса – литовского движения по перестройке (Lietuvos Persitvarkymo Sąjūdis – LPS)? С первых дней?

В деятельность Саюдиса я включился с самого начала его учреждения в зале Академии Наук. Несколько месяцев спустя после создания Саюдиса – литовского движения по перестройке – я получил предложение профессионально заняться делами национальных меньшинств.

Вам доверили курирование дел национальных общин потому, что Вы – не  литовец?

Мне трудно отнести себя к какой-либо национальности. Когда меня спрашивают, к кому я себя причисляю, я шутя отвечаю, что ко всем. А если всерьез, то мой отец – литовец, родом их Гярвечяй, а мама – русская, из Смоленска, с еврейской кровью. Это обстоятельство мне не мешает, а наоборот, помогает лучше понять чаяния, стремления и, возможно, обиды проживающих в Литве национальных общин.

Какая роль принадлежит инородцам Литвы в процессе защиты и упрочения идей Акта от 11 марта?

Без сомнения, большая, важная, значительная. Общаться с сформировавшимися или формирующимися национальными общинами я стал сразу, как только начал свою деятельность Саюдис. Если не ошибаюсь, общин к тому времени уже насчитывалось пожалуй шестеро – русская, еврейская, польская, татарская… Вскоре присоединились азербайджанцы, украинцы, немцы… Вокруг нас объединялись представители даже совсем немногочисленных национальных общин. Итак, еще в 1988 г. мы, представители национальных меньшинств, стали регулярно, постоянно проводить совместные заседания и советоваться, каким должно быть наше отношение к тогдашним требованиям Саюдиса к Кремлю.

Могу порадоваться, что среди нас не было таких, кто утверждал бы, что с Саюдисом им не по пути. Представители национальных меньшинств, с которыми я общался, поддерживали и политику Саюдиса, и идею Литвы стать независимой, свободной страной. Такое единство и сплоченность позволили нам создать межнациональную координационную ассоциацию. На меня легла важная и сложная задача. Я стал тем человеком, который согласовывал общие решения вышеупомянутой ассоциации и Саюдиса: акции, мероприятия, заявления. Словом, я стал официальным координатором этой ассоциации. Наша ассоциация специально отказалась от должности председателя, чтобы ни одно национальное общество не чувствовало себя в обиде. Такая установка оправдала себя. Тем более, что и мое личное отношение было именно таким: действуют только те решения, которые приняты единогласно. В советское время мне довелось отведать диссидентского хлеба, уже тогда я был непослушным, поэтому не люблю ни сам указывать, ни чтобы мне указывали. Придерживался установки, что решения мы обязаны принимать только с общего согласия, а не по указке председателя.

Кремль и тогда, и, к сожалению, поныне по возможности всяческими способами пытается противопоставлять литовцев другим народам. Но в начале Возрождения эти попытки были особенно заметны, агрессивны и опасны. Ведь Литва еще не пользовалась поддержкой ни со стороны НАТО, ни Евросоюза. Еще никто не объявил о признании Литвы как независимое государство. И не было ясности, когда вообще признает.

Безусловно, разумная, сбалансированная, дальновидная политика в отношении национальных меньшинств для Литвы была очень важна. Может, не настолько жизненно важна, как для Эстонии и Латвии. Но все же очень важна. Наша ассоциация именно того и добивалась, чтобы в Литве не возникли межнациональные распри, бесчинства, недоразумения. Вскоре к нашей организации присоединились и другие национальные общины, и ядро нашей организации уже составляли примерно двенадцать национальных общин.

Не могу не отметить, что наша деятельность тогда имела для Литвы жизненно важное значение. Кремль постоянно твердил, что проживающие в Литве русские, поляки, евреи и некоторые другие наиболее многочисленные национальные меньшинства не поддерживают идеи независимости Литвы. Ассоциация под моим руководством утверждала, что так говоря, Кремль бесстыдно лжет. Наша ассоциация всюду утверждала, что более этот «советский бардак продолжаться не может». Руководство Саюдиса нам никогда ничего не приказывало. Наша организация всегда была самостоятельной организацией. Но мы никогда не скрывали,  что поддерживаем именно Саюдис, а не, скажем, тогдашнее движение Валерия Иванова «Единство».

Наша ассоциация сыграла значимую роль. Кремлю мы очень ясно объявили: проживающие в Литве русские, белорусы, поляки, украинцы и другие народы поддерживают стремления Литвы к независимости, и руководители тогдашнего СССР, говоря о положении  в Литве, уже не могли манипулировать чувствами якобы недовольных инородцев.

Литва не должна забывать, что независимость в памятные 1988 – 1992 годы поддерживали и большинство инородцев Литвы, не только литовцы. Впрочем, некоторые инородцы, скажем, русские, белорусы, украинцы в те времена рисковали. Москва могла в любое время поддерживающих независимость Литвы русских или белорусов обвинить в предательстве. И обвиняли. Мы ведь писали пролитовские воззвания в газеты, я сам вез Михаилу Горбачеву единогласно подписанный меморандум нашей ассоциации, мы организовывали многотысячные митинги в поддержку Саюдиса. В частности, и после впечатляющего Балтийского пути тогдашний Центральный Комитет коммунистической партии СССР принял постановление, дескать, в Балтийских странах действует небольшая националистическая группировка, которая и организовала «живую цепь» от Вильнюса до Таллинна, но, по словам кремлевских пропагандистов, большинство населения Эстонии, Латвии и Литвы «все равно не поддерживает националистических выпадов». В ответ на такие абсурды наша ассоциация в Горном парке в Вильнюсе провела многотысячный митинг в поддержку стремлений Литвы. Большинство участников митинга составляли не литовцы, однако независимости они говорили «да».

Чтобы занять такую позицию в те времена, требовалась смелость, поскольку тогда еще никто не знал, чем закончится перестройка – реформами или кровопролитием. Таким образом, вклад национальных меньшинств Литвы в победу – тоже большой. К сожалению, сегодня роль национальных меньшинств в поддержании духа 11 марта, не всегда подчеркивается, не всегда выявляется. Даже и отмечая 20-летие Балтийского пути.

Однако, наверное, сегодня не все граждане Литвы, принадлежащие к национальным меньшинствам, заслуженно гордятся, что в 1988 – 1992 г. защищали идеи независимости. К примеру, поведение руководителя не особенно крупного, едва несколько десятков членов насчитывающего Общества греков Литвы «Понтос» Георгиос Мацукатова. Приходилось слышать, что, выклянчивая средства у государственных институций, Г. Мацукатов сегодня часто упрекает литовское государство, что, мол, за поддержку идеям независимости в решающие дни оно должным образом не отблагодарило своим национальным меньшинствам.

Это – актуальный вопрос. Но только это не тот деятель, который может задавать такие вопросы. Я с Г. Мацукатовым познакомился всего года четыре или пять тому назад. Познакомились тогда, когда меня избрали председателем общественной Комиссии по национальным делам Вильнюсского городского самоуправления. До тех пор Г. Мацукатова в глаза не видел. Его не помню и по первым митингам Саюдиса, он не участвовал ни возглавляемой мною в то время ассоциации, его подпись отсутствует и под резолюциями, адресованными тогдашнему главе СССР Михаилу Горбачеву. Мне кажутся очень странными претензии Г. Мацукатова приписывать себя к первым участникам Саюдиса. Его среди нас не было. Думаю, и тогдашние представители белорусской, азербайджанской, татарской, некоторых других общин подтвердят эти мои слова. Где был и чем занимался руководитель «Понтос» в 1988 – 1992 годы – не знаю. Однако, когда после кровавой ночи 13 января мы писали суровое заявление кремлевскому руководству, его в наших рядах точно не было. В конце концов, полистайте газеты тех дней. Стоят подписи Адаса Якубаускаса, Магира Гамзаева, Артура Плокшто, Дали Гогишвили, Артиома Иноземцева. Подписи Г. Мацукатова нет, хотя в то время он жил в Литве. Давайте, отыщем наше обращение к советским воинам. Стоят подписи представителей национальных общин евреев, русских, белорусов, татар, азербайджанцев, эстонцев, украинцев, немцев, а подпись Г. Мацукатова, представляющего греков, отсутствует.

Перед встречей с Вами я внимательно перечитал недавно в www.slaptai.lt и «XXI amžius» появившуюся публикацию «Осторожно – прорусская резолюция руководителя «Понтос» Г. Мацукатова». Могу только поблагодарить: вопросы, которые Вы ставите относительно, скажем, прошлого Г. Мацукатова, требуют серьезного анализа. Можно только гадать, чем занимался этот человек в 1988 – 1992 годы. В лучшем случае, пассивно наблюдал, чем завершится поединок между Кремлем и Вильнюсом. 

Правда ли, что руководитель «Понтос», требуя исключительного внимания его персоне и руководимой им организациий, часто ведет себя нагло, некорректно, эгоистично?

С руководителем «Понтос» я познакомился на первом или втором заседании общественной комиссии, созданной при самоуправлении столицы. И сразу я его приметил. В глаза бросалось его особое стремление выделиться. Стремление выделиться было довольно агрессивным. Его высказывания можно понимать так: «Я работаю, поэтому мне нужна должность чуть ли не председательская». После безапелляционных заявлений ему все же не удалось стать председателем, но зато, увы, он стал моим заместителем.

Что означает Ваше выражение «довольно агрессивным»?

Г. Мацукатов кулаками не махал. Однако он своей цели добивался особенно настойчиво. По словам главы «Понтос», комиссией должны руководить тот, кто работает. Об общих делах он говорил мало. Для него главным было – пробить по возможности более весомую финансовую помощь для своей организации. Все его мысли крутились исключительно вокруг «Понтос». А что кроме «Понтос» существуют еще и другие организации, и более многочисленные греческих, и такие, руководители которых, как, в частности, азербайджанский лидер М. Гамзаев, нога в ногу с Литвой шагает с самых первых митингов «Саюдиса», – ему ни по чем. Поэтому его поведение часто было не только эгоистичным, но и деструктивным. Можно подумать, что трудится только «Понтос», а все остальные национальные общества – нет. Некоторые лидера национальных меньшинств добились куда больше его, но поскольку ведут себя скромно, сдержанно, вежливо, то остаются в тени  руководителя «Понтос».

Такое поведение в принципе несправедливо. Из всех представителей, претендующих на государственную помощь, Г. Мацукатов активнее всего проявлял себя именно тогда, когда речь шла о деньгах. Г. Мацукатов сегодня действительно активен, но лишь ради личной выгоды. Г. Мацукатов говорит неправду, когда перед государственными институциями Литвы хвастает, что поддерживал государственность страны с самого начала Возрождения. Его роль в восстановлении независимости Литвы в 1988 – 1992 г. равна нолю. Дай Бог, чтобы это не было со знаком «минус».

Неужели невозможно смирить одного единственного представителя, представляющегося руководителем греческой общины «Понтос»?

Мой характер не из мягких. Не умею уступать, особенно тогда, когда вижу несправедливость. Между мной и Г. Мацукатовым не раз звучали острые высказывания. Я не поддерживаю его позицию требовать от нынешнего литовского правительства как можно больше средств. Безусловно, нам, национальным общинам, финансы очень нужны. Но я за то, чтобы требовать помощи в пределах разума. А Г. Мацукатов проводить свои интересы культурно не умеет. Он не умеет требовать, не оскорбляя оппонента, не в состоянии учитывать потребности других общин. Там, где сегодня появляется руководитель «Понтос», чаще всего начинается деструкция. Некоторые национальные общины устранились из разных комиссий только потому, что постоянно их впутывали в дискуссии не по общим делам, а по делам «Понтос».

От редакции:

www.slaptai.lt и редакция газеты «XXI amžius» получила дополнительной информации о руководителе «Понтос» Георгиос Мацукатове. Она будет оглашена в ближайшие дни.

На фото Гинтараса Висоцкаса:

Владимирас Гражулис, координатор Ассоциации национальных общин начала Возрождения; в 1988 – 1992  годы – куратор по делам национальных меньшинств Литвы и делам по сотрудничеству Саюдиса.

2009.09.21


Prisijunkite prie diskusijos