2 года тюрмы – за 270 тысяч


Print

Все злоключения начались еще в далеком 2009 году, когда Калининград будоражили акции протеста и к событиям в регионе было привлечено внимание всей России.

Тогда же, я уверен и решили постепенно, накануне выборов в Государственную Думу и Президента РФ максимально зачистить регион от недовольных, кого-то запугали, кого-то купили… Для меня все началось в конце марта.

23 марта я вернулся из Литвы в Калининградскую область, сразу же после пересечения границы, сотрудники полиции меня арестовали и поместили в СИЗО г. Калининграда, где провел 89 дней, до 20 июня. Первоначально, 13 апреля, Центральный суд Калининграда приговорил меня к 2 годам лишения свободы, позже 19 июня коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда изменила наказание на условное, 20 июня после обеда меня выпустили из стен следственного изолятора.

Начало истории восходит, как я уже писал выше к далекому 2009 году, когда фонд помощи животным, где я являлся директором на общественных началах, принял участие в программе по снижение напряженности на рынке труда, в рамках этой программы мы трудоустраивали студентов. По окончанию программы, мы отчитались перед Центром занятости, и никаких претензий на протяжении четырех месяцев ни со стороны центра занятости, ни со стороны работавших у нас студентов не поступало.

podderzka_1

Но тут внезапно, в апреле 2010 года нашу общественную организацию начинает проверять ОБЭП в рамках подозрения на совершения преступления, и тут начинаются чудеса – приходит несколько десятков студентов и начинают как под копирку говорить, что им заработную плату не выплачивали, и что во всем виноват Костяев, он их заманил и  обманул.

Я лично не сомневался, что все это было связано с событиями марта 2010 года, несанкционированной «мандариновой ярмарки» и определенной радикализации калининградской оппозиции.

Вначале я даже не придавал этому значения, это уже было не первое уголовное дело возбужденное на меня, тем более когда ко мне приехали домой с обыском следователь в сопровождении двух сотрудников Центра Э, стало понятно, кто стоит за возбуждением уголовного дела.

podderzka_3

Тактика наших борцов с экстремизмом проста, накануне больших федеральных выборов стараются возбудить уголовные дела на активистов, с тем чтобы максимально затруднить их деятельность. Способ очень эффективный, ранее я два года доказывал, что не крал бумагу из редакции газеты, где работал до своего увольнения благодаря усилиям все того же центра Э, до этого два года доказывал, что не оскорблял главу района.

Кстати, по одному возбужденному уголовному делу мне присудили компенсацию морального вреда, за почти два года нахождения под подпиской о не выезде, обыска, дело было потом закрыто за отсутствием состава преступления, мне присудили – целых 25 тысяч рублей, получить которые я не могу до сих пор.

Так что в принципе эти выкрутасы полиции обходятся государству совсем не дорого.

Но тут видимо решили взяться всерьез, занималось моим уголовным делом по обвинению меня  в хищении целых 270 тысяч рублей целая следственная группа следственного управления при УВД области, дело находилось на контроле начальника УВД. Пришлось нанимать адвоката, и доказывать свою невиновность, т. к. следствие упорно все предоставляемые мною документальные подтверждения отказывалось воспринимать, зато показания свидетелей, принимались как бесспорные, несмотря на многочисленные противоречия.

podderzka_2

В конце следственных действий, мы с адвокатом попытались провести очные ставки, были явные противоречия в показаниях свидетелей, удалось провести только три и потом следователь просто отказал и передал дело в суд.

На очных ставках свидетели говорили о том, что они давали совершенно другие показания и следователь не так их показания записал и они подписывали их не читая, один из свидетелей написал заявление в прокуратуру о давлении на него со стороны следователя, но прокуратура разбираться не стала, также как в принципе и следственный комитет.

Потом было долгое судебное разбирательство и в итоге прокуратура запросила мне 5 лет лишения свободы из 6 возможных по данной статье – 159 ч. 3 – мошенничество с использованием служебного положения, несмотря на многочисленные поручительства, положительные характеристики, отсутствие судимостей и отягчающих обстоятельств. 

1 ноября я принял решение не дожидаться приговора и уехал в Литву, попросил там политического убежища и на протяжении пяти месяцев жил в Вильнюсе. Участвовал в наблюдении за выборами Президента РФ, в организации и проведении различным международных антиатомных конференций, был одним из инициаторов создания международного движения „За безъядерную Балтию“, проводил акции в поддержку политзаключенных у стен посольства РФ в Вильнюсе, одним словом времени зря не терял.

Самое парадоксальное, что несмотря на то, что прокуратура прекрасно знала, где я нахожусь, интервью со мной появилось в калининградских СМИ, запроса о экстрадиции так и не последовало.

23 марта я решил покинуть территорию Литовской республики, понадеявшись, что в нашей стране начались хоть какие-то изменения, после событий конца 2011 и начала 2012 года, и находиться вне ее пределов в такое время мне не хотелось, вернуться после получения политического убежища было бы неправильно по отношению к Литве.

Сразу после задержания и препровождения в СИЗО, меня поместили в одиночную камеру, где я провел все время до своего освобождения. Сказать, что ко мне относились плохо нельзя, один раз даже разрешили свидание с депутатом Литовского Сейма, приехавшим специально для встречи со мной, но были и негативные моменты.

Конечно, само по себе содержание на протяжении практически трех месяцев в одиночной камере не особо настраивает на положительный исход дела, позже уже выйдя на свободу я выяснил, что часть моих жалоб на условия содержания и письма из стен СИЗО не уходили, более того оказывается, что мне даже не все передачи передавали, а когда пришла комиссия из Общественной палаты по наблюдению за условиями содержания заключенных и потребовала встречу со мной, им заявили, что меня перевели в другое учреждение.

Огромную поддержку мне оказали как калининградские активисты, причем, различных политических убеждений, так и литовские общественно-политические силы. На свидание со мной приезжал депутат Сейма Гинтарас Сонгайло, на суд другой депутат Сейма Казимирас Уока, они постарались в Литве придать максимальную огласку моему делу.

Все же я считаю, что на этом ничего не закончилось, ведь по сути коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда лишь отсрочила исполнение приговора — изменив наказание на условное с испытательным сроком два года, предоставив тем самым борцам с экстремизмом возможность закрыть меня обратно в любой момент, к сожалению, я даже не знаю, какие еще обременения возложил на меня своим решением суд, до сих пор я не могу получить копию приговора.

Находясь в тюрьме я старался времени не терять, обжаловал ряд решений об отказе в регистрации инициативной группы по проведению референдума о прекращении строительства Балтийской АЭС в  суде, в одном из решений суд даже признал, нарушения со стороны Калининградской областной избирательной комиссии, сейчас сужусь с судебным департаментом о несоответствии условий содержания арестованных в помещениях для временного содержания в здании Центрального суда г. Калининграда.

Как сказал один из политических активистов, не стоит думать почему и зачем тебя отпустили, просто считай, что произошло чудо, и это пожалуй наиболее верная трактовка произошедшего.

На фото – Михаил Костяев.

2012.07.05


Prisijunkite prie diskusijos