Гинтарас Висоцкас. Подозрительное всеведение и странное милосердие


Гинтарас Висоцкас, автор комментария. Фото Slaptai.lt

Не перестаю удивляться всезнайству одного литовского политического комментатора и милосердию одного бывшего чиновника…

Всеведение Кястутиса Гирнюса

Политолог, которого я имею в виду, узнав, что Дарюс Яунишкис будет оставлен на посту генерального директора Департамента государственной безопасности на второй срок, категорически заявляет: «За всеми нами не следит и Департамент госбезопасности, но он следит и наблюдает гораздо больше, чем следовало бы, чем дозволено в западных демократиях».

Черт подери, может быть, этот преподаватель Института международных отношений и политических наук прав? И все же на каком основании он говорит «гораздо больше»? Где та черта, которую нельзя перешагнуть в демократическом мире? В конце концов, одинакова ли эта черта во всем демократическом мире — в Германии и Латвии, во Франции и Литве, в США и Эстонии? Или всё-таки ситуация в Западной Европе немного отличается от ситуации в Восточной Европе, которая имеет прямую границу с Россией, агрессивной страной, не следующей цивилизованным нормам поведения, постоянно лгущей и нападающей на соседние страны?

Тот же политолог, если исхoдить из всего контекста его статьи «На пути к 1984 году?», возмущается, что Департамент госбезопасности недавно проверял более 60 человек из мира бизнеса, культуры, развлечений, большинство из которых имеют отношение к избирательной кампании Гитанаса Науседы. И опять остается только пожимать плечами от изумления: почему 60 проверок — это слишком много? Если он знает, что это слишком много, почему бы ему не указать, сколько он считает «в самый раз»? Может быть, всезнающий политический обозреватель стремится установить квоты для литовских спецслужб, сколько человек в год разрешено проверять, вылавливать и разоблачать? Может быть, Департамент госбезопасности — это кружок охотников или рыболовов, которому ежегодно предписано указать, сколько раз можно организовать охоту, рыбалку, сколько дозволено поймать волков, косулей, сколько линей, лещей, щук можно поймать на удочку?

Политолог Кястутис Гирнюс. Фото Мартинаса Амбразаса (ELTA).

Как только глава Департамента госбезопасности Дарюс Яунишкис заявил, что служба под его руководством интересуется, в частности внутренними настроениями, поскольку мир cкован опасным коронавирусом, и Литва оказалась в ситуации, в которой никогда не приходилось находиться, политический обозреватель опять возмутился. Он пытается доказать, что, мол,  подобное поведение службы безопасности в Литве недопустимо, поскольку мониторинг внутренних настроений является прерогативой агентств, занимающихся опросами общественного мнения, таких как „Vilmorus“, „Sprinter Research“ или „Baltic Research“. Да — и их тоже. Но почему агентствам по опросам общественного мнения разрешается интересоваться настроением, а наши джеймсы бонды этого делать не могут, хотя COVID-19 не только нас, литовцев, обрек на карантин, депрессию и финансовые убытки? Разве образованный, вкусивший наук, повидавший мир  интеллектуал не видит разницы между, например, „Vilmorus“, чья задача состоит в том, чтобы определить, сколько людей «за», «против», «я не знаю», и Департаментом госбезопасности, цель которого — выяснить, кто специально, целенаправленно провоцирует настроения в опасных для Литвы направлениях? Или, может быть, Литва — идеальное государство, где никто специально никого и ни к чему не подстрекает, никому не вредит и ничего не нарушает?

Итак, я читаю статью Кястутиса Гирнюса «На пути к 1984 году?», опубликованную на портале delfi.lt 13 апреля, и искренне не понимаю причин враждебности автора к литовским спецслужбам. Искать ошибки – почему бы и нет? Цель каждого пишущего — не только восхвалять, но и критиковать. То, что Департамент госбезопасности, как и все другие государственные учреждения, должен находиться под пристальным наблюдением — кто оспаривает эту обязанность? Однако забота не должна стать наручниками и усмирительной рубашкой. Кроме того, кто мог бы быть надзирателем над службой безопасности Литвы — ведь на эту должность следовало бы назначать не только надежных, честных лиц, но и таких, которые разбираются в нюансах разведки?

К сведению Кястутиса Гирнюса и его сторонников скажу, что серьезная и в то же время цивилизованная, демократически действующая разведка не может избежать «устных поручений». Наши сотрудники службы безопасности, которые выполняют чрезвычайно опасные задания, не всегда хотят, чтобы «все было подробно задокументировано». Иногда избегают письменных поручений, чтобы в случае утечки информации до противника не дошли жизненно важные сведения. Во всяком случае это мое личное видение ситуации, которому политолог, безусловно, будет противоречить…

Милосердие Юргиса Юргялиса

К. Гирнюс не единственный, кто набрасывается на Департамент госбезопасности даже в тех случаях, когда этого не следует делать. Схожий путь выбрал сигнатарий Акта о восстановлении независимости Литвы 11 марта 1990 года, бывший глава Департамента госбезопасности Юргис Юргялис. Найдите публикацию «Нам нужны шпионы», опубликованную на портале delfi.lt, в которой он, между прочим, иронизирует: «Нам нужны шпионы. Шпионы просветляют нашу жизнь. Они побуждают нас быть бдительными, не засыпать на лаврах с трудом завоеванной независимости. Шпионы наделяют нас большей гордостью за себя, за наше государство. Это значит, что мы чего-то стоим, это значит, что в нас есть что-то особенное, что представляет большой интерес для врага. Мы не пустое место на карте».

Или вот запомнилось такое замечание Ю. Юргялиса: «Наконец, шпионы придают смысл существованию наших спецслужб. Именно благодаря шпионам мы понимаем, что бюджетные деньги, выделенные спецслужбам, не выбрасываются в болото, не тратятся на ветер. Они предназначены для ловли шпионов. Поймать шпиона —  это событие. А очень опасного шпиона —  неординарное событие».

В интернете много информации о Юргисе Юргялисе. Фото Slaptai.lt.

Эти ехидные, злобно-ироничные замечания Ю. Юргялиса не могут быть верными по многим причинам. Одним из важнейших контраргументов является поведение России. В Литве действительно имеются российские шпионы. Трудно поверить в то, что в Литве нет российских агентов, что российские спецслужбы не ищут новых возможностей и вариантов в Литве, особенно с трудом верится в то, что они в Литве не готовят специальную площадку для трамплина, чтобы приблизиться к столицам НАТО.

Так рассуждать, как рассуждает Ю. Юргялис, можно было бы разве что в том случае, если бы мы ничего не знали из энциклопедии разведки, историй о разведке, если бы у нас не было горького опыта. Неужели Ю. Юргялис ничего не слышал о российских агентах, депортированных в последние десятилетия из США, Германии, Эстонии, Латвии, Украины, Великобритании, Испании, Литвы, нелегалах; не читал статей, интервью, книг бывших советских, российских разведчиков, таких как Виктор Суворов-Резун, Олег Гордиевский, Александр Литвиненко, Юрий Швец?

Изумляет и публикация Ю. Юргялиса «Любовь и справедливость во время „короны“». Оказывается, Ю. Юргялис очень сожалеет об Альгирдасе Палецкисе, надолго запертом в темнице. Дескать, можно было бы выбрать более мягкую меру пресечения для А. Палецкиса (вскоре так и случилось).

Признаться, мне тоже жаль А. Палецкиса. Когда я начинаю считать, как долго он сидел в одиночном заключении (не в отеле, не в общежитии) в ожидании суда —  волосы встают дыбом. Но мне жалко А. Палецкиса как молодого, способного человека, имеющего семью. А вот как литовца, как гражданина Литвы — ничуть. Даже если он и в самом деле не представляет опасности для Литвы, как пытается доказать Ю. Юргялис, вопреки версии Департамента госбезопасности, все равно его не жалко. Не то направление выбрал. Не литовское направление. Вот почему А. Палецкису не хотелось бы протянуть руку или когда-либо оказаться за одним столом с ним.

Алексей Навальный. Фото EPA —  ELTA.

Разумеется, границы между тем, что можно отнести к свободе слова, плюрализму, праву иметь специфические убеждения, и тем, что уже является изменой, не всегда легко определить. Например, допустимо сравнивать и в самом деле затянувшееся предварительное заключение (до суда) как самую суровую меру пресечения, примененную к А. Палецкису, с томившимся в российских тюрьмах оппозиционером Алексеем Навальным. Ю. Юргялис как будто хотел сказать, что даже Кремль ведет себя по отношению к своим врагам гуманнее, чем службы безопасности Литвы к своим жертвам.

Но такое сопоставление Ю. Юргялиса неэтично хотя бы потому, что А. Навальный… симпатичен Кремлю. Он — человек имперских взглядов, поддержавший, скажем, оккупацию грузинских территорий, призывавший российские войска наступать даже на Тбилиси, и, какое совпадение, он вытаскивал на свет божий  компромат лишь на тех российских политиков, от которых, как выяснялось позже, президент России Владимир Путин хотел избавиться. Совпадение? Может быть! Но все же, по словам Андрея Илларионова, когда-то бывшего серьезным советником Путина по экономическим вопросам, а позже эмигрировавшего в США, это чертовски красноречивое совпадение.

Альгирдас Палецкис. Фото Мартинаса Амбразаса (ELTA).

Вот почему я не понимаю Ю. Юргялиса. Если бывший директор Департамента госбезопасности Ю. Юргялис очень хочет сопереживать кому-либо, я предлагаю вспомнить имена Аристидаса Тамошайтиса и Евгения Матайтиса. Эти два гражданина Литвы провели в российских тюрьмах около четырех лет.

И сидели бы еще около десяти лет, если бы Литва не договорилась с Россией обменяться лицами, осужденными за шпионаж.

Если Ю. Юргялису неизвестны эти истории, я напомню: в 2015 г. А. Тамошайтис и Е. Матайтис были обвинены Россией в том, что они, будучи литовскими разведчиками, незаконно собирали секретную информацию в Калининграде и Москве, и приговорены к более чем десяти годам лишения свободы. Если не благоприятно сложившиеся обстоятельства (к операции по обмену разведчиками подключилась даже Норвегия, гражданина которой Россия также обвинила в шпионаже), они бы по сей день мучились в российских тюрьмах или колониях. Если сравнить с А. Палецкисом — так они тоже молоды, у них также есть семьи и дети. Почему бы не проявить милосердия к ним?

Но в публичном пространстве я не обнаружил ни одной статьи Ю. Юргялиса, в которой бы говорилось о переживаниях из-за судьбы этих мужчин. Может быть, я случайно не заметил?

Кстати, я заметил отсутствие в публичном пространстве и серьезного анализа, почему эти двое наших граждан попались российским спецслужбам. Из-за плохой подготовки, предательства или все же не было возможности избежать неприятностей, потому что российские спецслужбы, обладающие несравненно большим количеством ресурсов, чем Департамент госбезопасности Литовской Республики и Второе управление оперативных служб при Министерстве национальной обороны, вместе взятые, действовали умнее и изобретательнее? 

Может быть, эту ситуацию обстоятельно, конкретно и подробно прокомментирует всегда всё знающий политолог из Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета?

Вот что, как мне кажется, должно беспокоить…

15.04.2020; 09:00

print

Prisijunkite prie diskusijos

El. pašto adresas nebus skelbiamas.