Длинное путешествие в Ходжавенд


Print

Азербайджанскую столицу Баку и Ходжавендский район разделяет расстояние примерно в триста километров. Преодолеть его можно где-то за пять часов. Сегодняшняя дорога в Ходжавенд – это древняя Шелковая дорога, по которой в средние века с Запада на Восток шли торговые караваны.

Ныне о тех временах напоминают стилизованные скульптуры верблюжьих гонщиков у шикарных придорожных ресторанов.

Беженцев – более миллиона

Зачем еду в Ходжавенд? Я давно намеревался попасть в этот регион. Там обитает примерно 12 тыс. азербайджанских беженцев, пострадавших от агрессии армяно-российских вооруженных сил.

В Азербайджане людей, которые не могут вернуться в родные дома, очень много. Примерно миллион. Если включить их детей и внуков, родившихся за последние два десятилетия, то число еще более внушительное. Изгнанных с родного дома азербайджанских граждан – почти полтора миллиона.

Азербайджанские беженцы живут в городах или же в поселках,построенных специально для них. Таких поселков азербайджанские власти в ею контролируемых территориях оборудовали около 60-ти. Они разбросаны по всему Азербайджану. Один из них находится в Ходжавендском районе.

И когда в октябре сего года председатель Азербайджанской общины Нагорного Карабаха Азербайджанской Республики Байрам Сафаров (Bayram Seferov) предложил посетить Ходжавенд, я согласился не колеблясь. Ведь с азербайджанской Голгофой, включая и войны, и этнические чистки, я был знаком лишь по книгам или статьям историков, политиков, дипломатов, по участию в научно-познавательных конференциях, дискуссиях.

Итак, такое познание – важное. Без того – ни с места. Но чтение книг – это еще не все. Каждый журналист, пытающийся основательнее познать трагическую историю Азербайджана, обязан собственными глазами увидеть азербайджанских беженцев, переживших и этнические чистки, и войнy, и потерю родных. Очень важно услышать их рассказы о лично пережитом. Только так можно составить доскональную картину о том, какое страшное горе свалилось на этих людей.

Дорога в Ходжавенд не наскучила. В поездке меня сопровождал директор Координационного совета Азербайджанской общины Нагорного Карабаха Азербайджанской Республики Орхан Акбаров (Orkhan Akbarov), глава отдела по внутренним связям Надир Байрамов (Nadir Bairamov) и глава отдела по международным связям Аяз Салманов (Ayaz Salmanov). Таким образом, у нас хватало времени на самые разные вопросы, дискуссии.

Западные страны при анализе последствий армянской агрессии ошибаются, считая, что Азербайджан лишился всего лишь Нагорного Карабаха. Да, эти земли по сей день в руках Армении. Однако, помимо Нагорного Карабаха (что в оригинале означает – Черный сад, т. е. сад крепкий, плодовитый, здоровый), Армения оккупировала еще семь районов, которые не связаны с Нагорным Карабахом.

Итак, азербайджанцы два десятилетия тому назад были изгнаны не только с Нагорного Карабаха, как часто представляет себе Запад, но еще с семи ройонов. Официальная статистика свидетельствует, что именно таких вынужденных беженцев насчитывалось более 750 тыс. человек.

Но не следует упустить из виду и азербайджанцев, изгнанных из Армении. Официальный Баку утверждает, что по причине этнической нетерпимости, пропагандируемой Арменией, в 1988-1989 годах эту страну покинули примерно 250 тыс. азербайджанцев.

Таким образом, на плечи Азербайджана легли не только сложные политические и военные заботы. У Азербайджана полно и бытовых проблем: нужно позаботиться как минимум о миллионе беженцев. Но в этом деле азербайджанское государство проявляет особую принципиальность. Для беженцев бесплатно строятся квартиры, им не надо платить ни  маната (азербайджанская денежная единица, почти равна одному евро) за коммунальные услуги, лечение, обучение. Им предоставлены льготы в поиске работы.

Община, возглавляемая Байрамом Сафаровым

Одна из организаций, ставящая перед собой задачу заботиться о беженцах, пострадавших от армянской агрессии, – Азербайджанская община Нагорного Карабаха Азербайджанской Республики, возглавляемая Б. Сафаровым. Ее стали создавать в 1992 году, когда Армения, получив серьезную, но тайную и полутайную военно-материальную поддержку со стороны России, стала проявлять особую агрессию, жестокость и цинизм (напомню, в частности, о ходжалыйской резне).

Официальный съезд общины состоялся в 2009 году. В настоящее время в ее составе свыше 80 тыс. членов. Община – не политическая и не военная институция. Ее основная цель – знать, где и как живут беженцы. И при необходимости протянуть руку помощи каждому беженцу.

Еще одна из целей общины – поиск контактов с армянами. Однако Армения не идет ни на какие дискуссии об уходе из оккупированных земель. Призывы Азербайджана сесть за круглый стол в нейтральной территории  пренебрегается.

Горький опыт

Помимо прочего, Община оказывает помощь и журналистам, желающим ознакомиться с переживаниями, утратами и настроениями беженцев. Но председателю Координационного совета О. Акбарову знаком и такой горький опыт, когда журналисты, после возвращения  домой, писали не о том, что увидели собственными глазами, а о том, что выгодно нынешнему президенту Армении, который не отказывается от территориальных претензий.

Господин О. Акбаров не исключает возможности, что, по крайней мере, несколько журналистов, прибывших в Азербайджан, были заведомо подкуплены состоятельной армянской диаспорой Америки и Европы.

Несмотря на эти факты, отношение к литовским журналистам, путешествующим по Азербайджану, – теплое, дружелюбное, искреннее. Я не заметал ни малейшего недоверия. Все азербайджанцы, у которых я брал интервью, были рады, что журналисты все чаще принимают участие не только в официальных сессиях Международного гуманитарного форума в Баку или в официальных экскурсиях по Гянджанскому, Нахичеванскому, Ленкаранскому, Губинскому или Габалинскому регионам, но и вникают в сложные темы, встречаются с измученными войной азербайджанскими беженцами.

«Глядя сквозь гостиничное окно Азербайджана познать невозможно», – эти слова сопровождали меня всю дорогу.

Литовский вызов

Азербайджанцам известно, что в Сейме Литвы создана парламентская группа, наладившая дружеские контакты с самозванной «Республикой Нагорного Карабаха». Эту литовскую группу азербайджанские политики, журналисты, общественники, военные рассматривают как институцию, которая общается с людьми, грубо нарушившими установившееся в мире правило не корректировать государственные границы с помощью военной силы.

Такой литовский вызов и удивляет, и шокирует, и огорчает. Азербайджанцы считают нас принципиальным, цивилизованным государством, не признающим двойных стандартов. Теперь же они ошарашены. Азербайджанцы пытаются понять, почему никому из литовских парламентариев не возникла мысль создать группу дружбы, скажем, с республиками Приднестровья, Осетии, Луганска или Донбасса, а вот такие, кто желает водить дружбу с теми, кто игнорирует территориальную целостность Азербайджана, нашлись.

К счастью, азербайджанцы – народ тактичный, корректный. Этих вопросов во время моего пребывания в Азербайджане не касались. А если и затрагивали, то как бы «между прочим». За это я им очень благодарен.

А если бы поинтересовались, я не знал бы, что ответить. Ведь общение с оккупировавшей Нагорный Карабах и теперь там хозяйничающей властью, по-моему, то же самое, что общение с сепаратистами Приднестровья, Осетии, Донбасса или Луганска. 

Что азербайджанцев беспокоят беспринципность нескольких литовских парламентариев при оценке азербайджанских лишений, выдает подчеркнуто частые их заверения: Литва может быть спокойной, ибо Азербайджан в любом случае останется верным принципам территориальной целостности Литвы и никогда в никакой форме не станет сотрудничать с силами, захватившими хотя бы пядь литовской территории.

По крайней мере, теперешний президент Азербайджана Ильхам Алиев за это ручается, что было даказано Азербайджаном на примере других государств,территории которых были оккупированы (последний из них Крым).

Признаться, было приятно слышать такие заверения.

Обманчивое спокойствие

В Ходжавенд мы прибыли в послеобеденное время. Прежде всего, в глаза бросилась тишина, спокойствие. В глазах людей я не заметил страха. А ведь азербайджанцы в настоящее время контролируют всего лишь около 10% земель этого района. Остальные территории Ходжавенда захвачены Арменией. Войска враждебного государства – совсем рядышком.

Поэтому ничего странного, что в пограничной полосе время от времени раздаются выстрелы. Армянские силы постоянно устраивают провокации, обстреливают посты азербайджанских воинов. Азербайджанские воины также вынуждены в ответ часто открывать огонь.

И все же армянские военные находятся на более выгодных позициях. На ходжавендской территории, контролируемой армянскими силами, гражданских лиц нет. Там лишь военные.

А на территориях Ходжавенда, контролируемых азербайджанцами, гражданских лиц больше, чем военных. Здесь много фермеров, учителей, медиков, детей. Ходжавендские азербайджанцы стараются жить так, как живут азербайджанцы в Баку, Гяндже или Губе. Они живут так, словно не ощущают никакой опасности.

Таким образом, пули, пущенные армянскими военными, попадают не только в военных, но и в гражданских лиц. Не бывает такого месяца, чтобы в Ходжавенде не ранили кого-то из гражданских лиц. Случается и со смертельным исходом.

Кроме того, армяне стреляют и в пасущихся животных, взрывают тракторы азербайджанских фермеров. Армянские снайперы целятся даже в международные комиссии, приезжающие в Ходжавенд, словно внушая:  не приезжайте, не интересуйтесь.

А в ветреные дни поджигают траву, чтобы огонь перекинулся на контролируемую азербайджанцами сторону и сжег посевы.

Позиция мера Ходжавенда

Армянские снайперы активно охотятся на мера Ходжавенда. За его голову, наверное, предусмотрена даже премия. В него уже не раз стреляли. Ведь ходжавендский мер Эйваз Гусейнов – не простой мер. До этого он руководил отрядом азербайджанских добровольцев, был командиром батальона. Он – военный профессионал. И до сих пор ходил бы в форме, если бы не приказ, полученный из Баку, – заняться беженцами, расселяемыми в Ходжавенде.

 

 

 

 

 

 

 

 

Мер не скрывал, что он из тех азербайджанцев, которые в последние годы испытывают все больше разочарований в принципиальности Запада.

Он признает, что в Ходжавенд постоянно прибывают международные делегации, интересующиеся урегулированием азербайджанских беженцев. Он не спорит, что такие визиты важны и нужны.

Но дело в том, что пользы от них – никакой. Вот уже двадцать лет как Запад признает, что действия Армении по захвату азербайджанских земель несправедливы. Но эти заявления никто не проводит в жизнь.

Что Армении наплевать даже на четыре резолюции ГА ООН, которой поручено разрубить этот Гордиев узел, удивляться не стоит. Но почему Запад столь пассивен в требовании на возвращение захваченных земель истинным владельцам?

Запад также играет «двойные игры»? Понаписали строгих заявлений, но никому нет дела, что никто на них внимания не обращает? Западу выгоден еще один замороженный конфликт?

Мер Ходжавенда Э. Гусейнов подозревает, что Запад, к сожалению, горазд только на красивые разговоры. Он убежден, что Европа способна иногда на заявления, не постижимые здравому уму. Дескать, следует учитывать и интересы 70 тысяч армян, якобы ныне проживающих в Нагорном Карабахе.

Во-первых, в Нагорном Карабахе не проживает такое число гражданских лиц армянской национальности. Азербайджанская разведка располагает неоспоримыми данными, что эти числа раздуты.

 

 

 

 

 

 

 

 

Но если бы там и проживали 70 тысяч армян, то почему их выселить с тех земель невозможно, а миллион азербайджанцев – можно? Почему для Запада интересы 70-ти тысяч армян выше судьбы миллионов азербайджанцев? Только потому, что армяне – христиане, а азербайджанцы – мусульмане?

Мер Ходжавенда предупреждает, что влиятельные армянские лобби, возможно, полагают, что со временем азербайджанцы свыкнутся с утерей Нагорного Карабаха и еще семи соседних районов. Такой расчет Запада, по словам главы Ходжавендского района, необоснован. Мер Ходжавенда Э. Гусейнов утверждает, что такое никогда не случится. В Азербайджане растает новое поколение, которое сильнее чем их родители или старцы желают вернуться в Нагорный Карабах.

Впрочем, на вопросы портала slaptai.lt мер Ходжавенда отвечал не на русском языке и не на английском. Он говорил на своем родном языке. Поэтому нам потребовался переводчик, и наша беседа продолжалась дольше запланированного. Но решение мера Ходжавенда говорить по-азербайджански мне понравилось. Ведь не он наведался ко мне в гости, а я к нему.

Почему Севиль Азизова никогда не улыбается

После встречи с руководством Ходжавенда меня пригласили к старушке Севиль Азизовой. Там, в ее новом доме, я и услышал рассказ о том, как в ходе армянской военной агрессии женщина потеряла мужа и двоих сыновей. Я не собираюсь пересказывать все ужасы, которые она испытала. Однако ее слова, что после антиазербайджанской военной кампании она навсегда перестала улыбаться, мне запомнились.

Запомнилось и ее замечание, что здесь, в Ходжавенде, никто не улыбается. Построенные государством дома, в которых они живут, уютные, теплые. Не надо платить за свет, горячую и холодную воду. Лечение в больнице – бесплатное. За учебу внуков в школе также ни маната не нужно платить. Государство регулярно выплачивает пенсию, которой хватает и на питание, и на одежду. 

Но сердце все равно не радо. Обрадовалось бы, наверное, лишь в том случае, если бы она могла посетить могилы родных. Обрадовалось бы и тогда, если бы она знала, что ее похоронят у родного дома, рядом с прародителями.

Но надежда, что в ближайшее время она сможет вернуться туда, откуда ее насильно изгнали, очень слабая. Ведь на той земле до сих пор хозяйничают те, кому она не принадлежит.

Почтенного возраста Севиль Азизова твердила, что не понимает, откуда у армян скопилось столько ненависти к азербайджанцам. Ведь Азербайджан никогда не обижал армян.

Когда сто или более лет тому назад армян переселяли в земли, обитаемые азербайджанцами, азербайджанцы встречали армян, словно братьев и сестер. Делились с ними и хлебом, и водой. И не могли себе представить, что когда-нибудь пришельцы могут поступить столь цинично – изгнать истинных хозяев.

Европа, не отличающая агрессора от жертвы

Старуха Севиль Азизова говорила правду: улыбки – редкость. Это я заметил при посещении школы, детского сада, больницы. Директор ходжавендской школы Рамзия Асланова, учительница русского языка Рахиль Гасанова и учительница истории Тели Алиева познакомили со своими коллегами. В кабинете директора собрались все учителя этой школы.

Однако разговаривали в основном не о повседневных школьных делах. Большую часть времени провели в школьном коридоре у огромного стенда, на котором – портретные фотографии погибших мужчин и парней Ходжавендского района.

Мне рассказали о каждом из них – при каких обстоятельствах, когда и почему они лишились жизни. Если описать все это подробно, появилась бы пyбликация о сотне трагических и страшных историй, которые в Европе мало известны.

Директор детского сада Тарана Алышова познакомила меня с воспитателями ею руководимого учреждения. Но и тут в основном беседовали об азербайджанцах, погибших при защите своего государства.

В Ходжавенде почти нет таких детей, которые не лишились кого-либо из родных в годы агрессии. Поэтому даже дети в Ходжавенде смеются или радуются редко.

Фовзу Тахир, заместитель главного врача Ходжавендской больницы Нурангиза Баширова, тоже много рассказывал о том, как они лечат раненных снайперами детей, женщин, мужчин, как спасают жизни тех, которых ранила взорвавшаяся мина. Таких случаев – десятки в каждом году.

Учителя, медики, военные Ходжавенда благодарили меня, что интересуюсь историей Азербайджана, что не поленился приехать к ним. Но вместе с тем выражали недоумение, что в Европе, откуда я прибыл, столь много людей вызказывают поддержку не жертве, а агрессору. Они не могут понять, почему азербайджанцев считают «жестоким народом», хотя в Азербайджане даже после выпадов армянской и русской армий спокойно проживают свыше 30 тысяч армян.

А какое число азербайджанцев в настоящее время живет в Армении? Теперь там – ни одного азербайджанца. Хотя еще в начале 20 века армяне в Ереване составляли лишь незначительное меньшинство. Большинство там составляли люди именно азербайджанской национальности. Так почему Европа все еще не понимает, которая из сторон использует методы этнической чистки?

Даже по сегодняшний день азербайджанцы не сравнили с землей ни единого архитектурно-исторического армянского памятника. А в оккупированных армянами землях все азербайджанские памятники сносят с особым ожесточением, злобой. Известны ли эти факты Европе? Желает ли Европа знать об этом?

Что следует ответить на эти вопросы ходжавендских беженцев? Что хотя бы в Литве уже много пишут, говорят, спорят об убытках, которые понесли чеченцы, грузины, молдаване, украинцы в противостоянии Российской агрессии?

Но об утратах Азербайджана из-за совместных выпадов армяно-российских военных сил мы на самом деле почти ничего не знаем?

Азербайджанские потери действительно не актуальны для Литвы? Неужели на самом деле не понимаем, что сегодняшний мир стал бы более безопасным, если бы азербайджанцы, при помощи международного сообщества, вернули бы себе потерянные земли?

Пример Азербайджана показал бы всем: не стоит захватывать чужие земли, ибо все равно придется их вернуть. Но если азербайджанцам не удастся вернуть себе Нагорный Карабах и семь оккупированных районов, тогда это станет как бы поощрением для будущих агрессоров: ведите себя нагло, и оккупированные земли останутся в ваших руках…

С ходжавендскими беженцами я распрощался уже поздним вечером, в сумерках. Скорее всего, их никогда больше не увижу. Однако всегда буду помнить их дружелюбные, но в то же время очень грустные лица.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вильнюс – Баку – Ходжавенд – Баку – Вильнюс

На фото Slaptai.lt:

журналист Гинтарас Висоцкас;

Мер Ходжавенда Эйваз Гусейнов;

Директор Координационного совета Азербайджанской общины Нагорного Карабаха Азербайджанской Республики Орхан Акбаров (Orkhan Akbarov) и мер Ходжавенда Эйваз Гусейнов (Eivaz Guseinov);

Глава отдела по внутренним связям Общины Надир Байрамов (Nadir Bairamov) с мером Ходжавенда Э. Гусейновым и журналистом Г. Висоцкасом;

Азербайджанская беженка Севиль Азизова с внуком;

Погибшие дети С. Азизовой;

Учителя, воспитатели детсада, медики больницы Ходжавенда и виды разрушенного Ходжавенда.

27.10.14; 18:13 

 


Prisijunkite prie diskusijos