Гинтарас Висоцкас. Нагорный Карабах: чего мне не хватило на Литовском политическом форуме?


Гинтарас Висоцкас. Slaptai.lt foto

Видели ли вы дискуссию по наболевшему вопросу – чем грозит возобновление войны за Нагорный Карабах.

В этом политическом форуме, который модерировал телеведущий Эдмундас Якилайтис, принимали участие четыре собеседника: политический обозреватель Рамунас Богданас, председатель парламентского Комитета по делам Европы Гядиминас Киркилас, директор Института международных отношений и политологии (ИМОП) ВУ Маргарита Шяшяльгите и член группы Сейма Литвы по межпарламентским связям с Азербайджанской Республикой Лауринас Касчюнас.

Портал delfi.lt опубликовал не только описание дискуссии, но и ее видеозапись, а значит, можно было составить вполне объективное мнение, кто чем дышит: какие аргументы озвучивает, какие замалчивает.

Безусловно, дискуссия нужна. Когда взрываются бомбы и гибнут люди, молчать – варварство. Но для этих дебатов подошла бы характеристика «ложка после обеда». Дискуссию о будущем Нагорного Карабаха нужно было организовать гораздо раньше, по меньшей мере, несколько лет назад, пока пули свистели не с такой силой. Название этого разговора должно было быть таким: «Чем грозят продолжающиеся тридцать лет бесплодные переговоры по поводу Нагорного Карабаха». Тогда и сегодняшняя беседа о том, «чем грозит возобновление войны», было бы осмысленнее и солиднее. Впрочем, лучше поздно, чем никогда…

Первое впечатление от дискуссии – она честная и объективная. Не было перетягивания одеяла на одну сторону. Было сказано, что Нагорный Карабах в соответствии с международным правом принадлежит Азербайджану. Было признано, что продолжавшиеся тридцать лет переговоры, за которые взялась Минская группа, потерпели фиаско. Не забыли добавить, что в Армении размещена российская военная база и что внешние границы Армении бдительно охраняют российские военные…

Но в этом разговоре я услышал также высказывания, утверждения, выводы, которые вызвали недоумение.

Сильнее всего резануло слух замечание директора ИМОП М. Шяшяльгите о правомерности вопроса, действительно ли Нагорный Карабах – территория Азербайджана. Она напомнила: «Да, Сталин нарисовал такую границу, но она необязательно должна такой быть».

Черта демократического общества — право сомневаться даже, казалось бы, в самых бесспорных вещах. Но тогда давайте сомневаться честно. До конца. Понимая, что это палка о двух концах, где один конец — тот, что защищает, а другой — тот, который может больно ударить бумерангом. Если мы сомневаемся в справедливости границ между Азербайджаном и Арменией, начерченных Сталиным, зададимся вопросом, как тогда относиться к решению Сталина вернуть Вильнюс Литве, куда девать указания Хрущова насчет Крыма.

Если мы упрекаем Азербайджан за то, что спустя тридцать лет терпеливого ожидания он взялся за более активные вооруженные попытки вернуть себе собственные земли, то почему мы тогда не осуждаем Литву, которая в 1923 г. силой вернула себе Клайпедский край? Почему не укоряем Великобританию, которая в 1982 г. развязала войну с Аргентиной за Фолклендские острова? Этот архипелаг находится настолько далеко от Великобритании, совсем в другом конце Земли, что только негодяи и идиоты могут утверждать, что эти острова — неоспоримая британская территория.

На литовском политическом форуме дискуссия шла о будущем Нагорного Карабаха

Если вас не устраивает, что тогдашний Советский Союз делил земли между азербайджанцами и армянами в 1920 г., почему бы не вспомнить, как в 1918 г. тот же Кремль напал на провозгласивших независимое демократическое государство азербайджанцев и заставил их отказаться от всех прав на Ереван – отдать этот город нарождающейся Армянской социалистической республике. А, может директор ИМИП М. Шяшяльгите не знает, что Ереван – это азербайджанский город, из которого после упомянутых распоряжений Москвы массово изгоняли азербайджанцев? По данным официальной переписи населения, в 1928 г.  азербайджанцы составляли 75% населения Еревана. Их массовые депортации из этого городаначались именно после 1918 года.

Когда я слушал эту дискуссию, у меня не раз закрадывалось подозрение, что уважаемые собеседники, включая г-на Л. Касчюнаса, члена группы по межпарламентским связям с Азербайджаном, поверхностно знакомы с историей региона. На мой взгляд, они опирались на аргументы Еревана, а азербайджанскую точку зрения так и не осмелились четко изложить.

Так, политический обозреватель Р. Богданас вспомнил трагический 1915 год, когда в войнах погибло много армян. Геноцид? Пусть будет так. Но почему, оплакивая гибель армян, нельзя было хотя бы словечком обмолвиться о колоссальных турецких потерях? Разве это честно игнорировать то обстоятельство, что, когда на тогдашнюю Османскую империю напала царская Россия, армяне открыто встали на защиту интересов Москвы? Как можно дискутировать о 1915-м, не вспомнив о восстании в Ване, которое прекрасно показывает, кто кому первым нанес удар в спину.

Политический обозреватель Р. Богданас вспомнил и 1990-е, когда из Баку массово изгоняли армян. Но почему он не хочет объяснить, кто первый начал размахивать булавой? А ведь это очень важно. В 1990-м армяне стали уезжать из Баку? Если мы хотим знать всю правду, то почему бы не вспомнить, как в 1988-м, всего за два года до этого, из Еревана и Нагорного Карабаха выдворили всех живущих там азербайджанцев?

Обложка книги «Решения политиков изменившие судьбы народов». Автор книги – Леонас Юрша. Фотогр. slaptai.lt

В конце концов, дискутируя, кто кого откуда выгнал, нужно обязательно найти подготовленную к печати публицистом Ляонасом Юршей брошюру под названием «Судьбы народов изменили политические решения» (издание Института науковедения, 2017). В ней самым подробным и исчерпывающим образом, с многочисленными ссылками на архивные данные рассказывается о том, как проходила колонизация Южного Кавказа Российской империей в 1763–1913 гг. «Петр I разрешил армянам осесть в угнетенных Персией областях Северного Азербайджана, чтобы получить плацдарм для будущих походов на Османскую империю и Персию (хотя там армянской родиной и не пахло). Екатерина II собиралась основать в Карабахе подвластное ей армянское государство, преследуя те же цели – закрепиться на Южном Кавказе и двигаться дальше. Эти попытки продолжил Александр I. В конце концов это удалось осуществить Николаю».

Это только одна небольшая выдержка из упомянутого издания о том, как 10 февраля 1828 г. между Россией и Ираном был подписан Туркманчайский договор. Она со всей объективностью показывает, каким образом на Южный Кавказ некогда были переселены армяне («из живущих в Закавказье 1,3 млн армян более 1 млн не являются коренными жителями этих мест»). Когда я слушал дискуссию, у меня сложилось впечатление, что ни один из участников, в том числе и ведущий передачи большой эрудит Э. Якилайтис ничего не слышал о Туркманчайском договоре. Или даже того хуже — сделал вид, что ничего не знает.

Странными выглядят и рассуждения, будто нынешний премьер Армении Никол Пашинян – демократ, мечтающий крепче дружить с Западом, чем с Россией, но из-за конфликта с Азербайджаном вынужден уйти под опеку Кремля. Если только это не дешевый трюк, с помощью которого он пытается увести разговор от четко сформулированного требования международной общественности: Армения обязана уважать территориальную целостность Азербайджана, армянские вооруженные силы обязаны уйти из Нагорного Карабаха и из семи соседних районов. И это, согласитесь, никак не связано с политическими установками или любимыми развлечениями руководителей стран, конфликтующих из-за Нагорного Карабаха.

azeru_mergaite
Азербайджанская девочка, выдворенная из родного дома

Странно прозвучало и заявление, будто армяно-азербайджанский конфликт – это столкновение цивилизаций. Куда в этом случае отнести разногласия между армянами и грузинами? Неужели г-н Г. Киркилас не знает, что компактно проживающие в Грузии армяне все более и и более агрессивно утверждают, что Джавахетия и даже Тбилиси — исконные армянские земли? Кто теперь может гарантировать, что армяне не начнут воевать с грузинами — наподобие того, как с грузинами воевали осетины или абхазцы. Но армянский и грузинский народы всегда были христианами. Тогда при чем тут цивилизации?

Странными кажутся и заявления Л. Касчюнаса о том, что воевать в Нагорном Карабахе против азербайджанцев уже собираются даже живущие во Франции армяне. Это, кстати, правда. Но почему же Л. Касчюнас не осудил французских граждан армянского происхождения, которые едут воевать в Нагорный Карабах? Мы возмущаемся, когда из России в Крым, на Донбасс, в Южную Абхазию или Приднестровье отправляются российские наемники завоевывать чужие земли. Мы осуждаем граждан Германии и Франции, которые едут воевать в Сирию на стороне религиозных фанатиков. А когда граждане Франции рвутся на войну в Нагорный Карабах, почему-то забываем подчеркнуть, что это такое же беззаконие и преступление.

Обмен мнениями о будущем Нагорного Карабаха, организованный Литовским политическим форумом, был нужен. Но он произвел довольно грустное впечатление.

Ведущий даже несколько раз подчеркнул: «Здесь нет одной виновной стороны».

Неужели обе стороны виноваты? Вины Азербайджана я не вижу. Азербайджан сегодня мне напоминает Литву, которая в 1923 г. с помощью хитроумной операции вернула себе Клайпеду.

2020.10.26; 00:05

print

Prisijunkite prie diskusijos

El. pašto adresas nebus skelbiamas.