Гинтарас Висоцкас. Запутанный узбекский детектив


Print
Uzbekistan

Хлопковое дело… Литовцы старшего поколения, пожалуй, помнят эту широко Кремлем рекламированную тему. Ведь минуло лишь 25 лет. Советскую схему тех времен нетрудно опознать: тогдашняя следственная группа СССР в течение нескольких лет интенсивно занималась расследованием финансовых дел в Узбекистане. Прибывшие в Ташкент из Москвы следователи внушали: высшие власти Узбекской республики чрезвычайно коррумпированы.

Узбекская номенклатура, якобы, нажила сказочное богатство на торговле белым золотом – хлопком. Дело лопнуло только 1991 году, с развалом Советского Союза.

Нашумевшее «Хлопковое дело»

Зачем надо вспоминать события 1983–1989 г. в Узбекистане?

В текущем году (2018) в Узбекистане создана инициативная группа, которая требует отправить на скамью подсудимых главу тогдашней специальной следственной группы Генеральной прокуратуры СССР Тельмана Гдляна, возглавлявшего следствие «Хлопкового дела». Заявление подписали многие политики, работники искусств, общественные деятели, в том числе историк и публицист Шухрат Саламов, доктор  психологии Махмуд Юлдашев, писатель Акбар Мирзо…

По мнению авторов заявления, не смотря на бесспорный факт того, что в Узбекистане в то время действительно проводились нечестные финансовые операции, «Хлопковое дело», все-таки, состряпано искусственно, ибо объемы финансовых махинаций в Узбекистане мало отличались от хищений и приписываний в других республиках СССР. А наказания последовали чрезмерные. Узбекская общественность нынче уверена, что в то время их республика была даже в меньшей мере коррумпирована, чем Грузия, Молдова, Армения или Украина. И все же только в Узбекистане была проведена самая значительная смена властей. Даже беглый взгляд на число арестованных и заточенных лиц позволяет заметить, что руководство СССР состряпало дело не столько против клана тогдашнего главы Узбекистана Шарафа Рашидова (самаркандский клан), сколько против всего Узбекистана.

Эти подозрения подкрепляет статистика: только за лето 1986 года предстали перед судом  22 тыс. лиц, а года через три на скамье подсудимых оказались уже примерно 58 тыс. жителей Узбекской ССР; по обвинению в мошенничестве в торговле хлопком из партийных и исполнительных органов Узбекистана уволены не менее 70% функционеров; 1986–1987 годы вынесены даже четыре решения о смертной казни представителям номенклатуры высокого ранга Узбекистана (сами следователи, позднее оказавшись на месте обвиняемых или подозреваемых, теперь в самооправдание приводят числа значительно ниже – возбуждены только 64 дела или же только 4 тыс. дел).

Итак, кремлевские власти тогда, скорее всего, были озабочены не столько правом и справедливостью, сколько политическими мотивами: удержать под своим влиянием узбекский народ в качестве послушного вассала, чтобы позднее было просто направить его в ту или другую сторону, и, вместе с тем, удержать в послушании все остальные мусульманские республики Средней Азии. Ведь Узбекистан в то время был лидером в советской Средней Азии. Как поступит он, подобным образом попытаются лавировать и остальные республики Средней Азии. Значит, силы, вдохновившие «Хлопковое дело», мечтали помахать кулаком не только перед узбеками, но и перед туркменами, казахами, таджиками. Вот что ждет вас, если не послушаетесь Кремля!

Узбекская общественность усматривает «преступления против человечности»

Taškent

Следует приветствовать узбеков за такую инициативу – если возникли подозрения и имеются доказательства того, что дело против Узбекистана было искусственно подстроено, почему не взглянуть на него в сегодняшнем свете? Но пересмотр «Хлопкового дела» в Узбекистане – только одна сторона медали. Узбекская инициативная группа собирается обратиться с международный гаагский суд, чтобы тот разобрался по теме шире – под углом «преступлений против человечности».

Ведь 1983–1989 годы, пока велось следствие о коррупции в Узбекистане, так называемая правоохрана СССР заключила в тюрьму не только подозреваемых в мошеничестве мужчин, но и их детей, жен. Дети и жены стали заложниками с тем, чтобы подозреваемые быстрее признали вину и отдали нажитое имущество (имели место и самоубийства, пытки, вымогательства).

Согласно свидетельству узбекских светил, на протяжении шести лет присланная из Кремля группа следователей терроризировала узбекский народ, рисуя его крупнейшим в Советском Союзе коррупционером и бандитом (именно тогда и появились рассказы о том, какая жестокая, хитрая и многочисленная узбекская мафия).

Призыв обратиться в  международный суд в защиту чести Узбекистана был обнародован в национальном информационном портале Узбекинстана Uz.A 3 мая с. г. Эта информация набрала 30 тыс. просмотров. За привлечение к суду основного толкача «Хлопкового дела» Тельмана Гдляна высказываются и  другие узбекские интернет порталы – Kun.uz, Podrobno.uz, Dario.uz (призыв в этих порталах также удостоился внимания многочисленных читателей – набрал 25-45 тыс. просмотров).

Москве нужен «управляемый хаос»

Один из организаторов пересмотра дела в международных институциях – узбекский историк Шухрат Саламов. По его мнению, «Хлопковое дело», или «Узбекское дело», центру понадобилось только для того, чтобы в Узбекистане наступил «управляемый хаос». Но «управляемый хаос» узбекам обошелся дорого – взять хотя бы ферганскую резню, возникшую на межэтнической (национальной) основе (местное население Ферганы намертво поссорилось с турками-месхетинцами).

Также нетрудно понять, почему в ходе данного расследования и еще довольно долго после него узбекский народ чувствовал себя морально раздавленным, униженным, изнасилованным. Обратимся к цифрам: только 1987–1989 г. в советской республиканской русскоязычной печати, выпускаемой миллионными тиражами, опубликовано примерно 400 статей, разоблачающих так называемую узбекскую мафию, словно грузинской, молдавской, русской, чеченской, азербайджанской, армянской мафий на территории СССР не было ни слуху, ни  духу.  

Деморализована была даже узбекская милиция, борющаяся с криминальными преступлениями. Она боялась даже пальцем шевельнуть. Поэтому в республике на самом деле подняли головы бандиты, воры, вымогатели. Именно тогда и появились организованные группы преступников. Только за 1984 г. в республике зафиксированы 308 жестоких вооруженных нападений, 1406 случаев крупной кражи, 5101 случай квартирных ограблений. А в 1980-ые в республике уже свирепствовало несколько сотен организованных, вооруженных банд. Примечательно, что они разбушевались не до так называемого «Хлопкового дела», а в ходе его расследования, когда в Узбекистане воцарились страх и неуверенность.

Заискивание перед Кремлем не помогло

Бесспорно и то, что Кремль направил свою злобу на Узбекистан, несмотря на то обстоятельство, что тогдашний босс Узбекской ССР относился к центру довольно дружелюбно. Ш. Рашидов был довольно лояльным в отношении Кремля – никаких намеков о независимости, никакого противостояния к массовой руссификации. У Кремля не было ни малейшего предлога обвинять Ш. Рашидова в национализме. Итак, за 1939–1979 г. число русского населения в Советском Союзе возросло примерно от 100 млн. до 137 млн. (т. е. на 37%), а в Узбекистане – от 727 тыс. до 1 млн. 666 тыс. (т. е. даже на 129%). Ш. Рашидов никогда не возражал против массового открытия русских школ и закрытия узбекских; против признания в республике государственным языком русского языка, в ущерб узбекского. Он не возражал даже тогда, когда главу КГБ ему постоянно навязывали из центра. Только последний руководитель КГБ Узбекистана был местным, из Узбекистана. Но не узбек, а армянин по национальности.

Мало того, он не возражал и в 1983 году, когда его вызвали в Москву  и вручили ему так называемый «черный знак». Он согласился уйти в отставку. Только не в тот же день, а осенью, когда снимут урожай хлопка. Но Кремль не стал ждать и тех нескольких месяцев. Массовые аресты начались еще при Ш. Рашидове. И это погубило советского функционера, у которого было слабое сердце (сердце захромало еще в 1942 году, после тяжелого ранения на фронте). Не выдержав напряжения, Ш. Рашидов скончаля 31 октября 1983 года.

Поэтому версия о том, что «Хлопковое дело» состряпано с целью окончательного порабощения Узбекистана, – убелительна. По крайней мере, заслуживает более широкого изучения и рассмотрения. Также необходимо заметить, что Кремль всегда любил подстрекать народы друг против друга –чужими руками жар загребать. Неслучайно среди следователей «Хлопкового дела» не было ни одного узбека. Да и представителей русской национальности в руководстве группы не так уж много (Николай Иванов). Настоящим инициатором так называемого «Хлопкового дела» (еще называемом «Узбекским делом») был Л. Н. Мелкумов. Усердным исполнителем стал Т. Гдлян, его заместителем – А. Карташян, прикрытие организовал Г. Каракозов. Также не трудно сообразить, кто в то время давал советы быстрыми темпами пробиравшемуся в кремлевскую власть Михаилу Горбачеву – это А. Аганбегян. В 1988 г. правой рукой М. Горбачева по международным делам стал Г. Шахназаров…

Право на неприкосновенность обеспечила Армения

Именно этот выбор Кремля при формировании следственной группы отмечен особенным цинизмом, учитывая возможное противостояние не только национальное, но и религиозное (ведь вероисповедание армян и узбеков разное). Итак, бессмысленно скрывать, кто стали основными следователями «Хлопкового дела» с самыми высокими полномочиями, включая и Т. Гдляна. Не кажется удивительным и тот факт, что в 1989 году, когда сам Кремль решил подвергнуть пересмотру внушительно раздутые результаты «Хлопкового дела», следователь по особо важным делам (при генеральном прокуроре) СССР Т. Гдлян поспешно избирается народным депутатом СССР именно от  Армении, – неприкосновенность от правового преследования ему обеспечивает именно Армения.

К тому же в Армении поспешно выходит в свет книга воспоминаний Т. Гдляна «Мафия времен беззакония» тиражом примерно в 200 тыс. экз. В ней прокурор излагает свою версию событий – дело узбекскому руководству возбуждено обоснованно, следствие проведено добросовестно, о злоупотреблениях не может быть и речи… В предисловии читаем: «Гдляну не дали поставить последнюю точку в его блестяще начатой роли. Ушли от возмездия те, кого он разоблачал и как дотошный юрист, и как взрывной оратор. Но его не смогли ни купить, ни сломить, ни заставить замолчать, и при колоссальном неравенстве сил выстояв, он остался в народном сознании — победителем…» Автор напыщенного предисловия – проф. Сурен Золян.

Выразительна и еще одна деталь: хотя в то время в Узбекистане проживало едва 0,2% армян, в составе узбекских властей их было непропорционально много. В частности, в рядах МВД они составляли около 25%, и все – на руководящих постах. Однако при расследовании «Хлопкового дела» ни один политик, милиционер или партийный деятель не попал за решетку, ни одному из них не были предъявлены ни малейшие подозрения. Мошенниками в Узбекистане были признаны только узбеки, таджики, украинцы, азербайджанцы.

Какова реакция Никола Пашиняна?

Uzbekistan. Adventure.com foto.

Итак, пока неизвестно, удастся ли узбекским активистам протолкнуть (довести) это дело до суда. Ведь Европа не всегда объективно относится к мусульманам. Также любопытно, как на узбекскую инициативу достучаться до международных судов посмотрит конкретный армянский политик, яростно ссорящийся с Азербайджаном, Турцией и Грузией – то есть нынешний премьер Армении Никол Пашинян.

Нетрудно предположить, что Н. Пашинян, скорее всего,  проявит враждебность – поведет себя так, как и в отношении конфликта с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, в спорах о трагедии 1915 года с Турцией и территориальном разногласии с Грузией (Сакартвелом): армянской вины ни крупицы быть не может, если кто-то виноват – то ни в коем случае не они…

06-08-2018