Филипп Экозьянц. Борьба за признание «геноцида» не является борьбой за торжество справедливости


Филипп Экозьянц, фото с Yotube.com

Фамилия Филиппа Экозьянца нашим читателям уже знакома. Мы не раз ссылались на его комментарии, в которых анализируются сложные взаимоотношения народов бывшей Османской империи. Тем более, что эти видеоинтервью Ф. Экозьянца несложно пересмотреть. Они выложены на канале YouTube. Сегодня мы вновь ссылаемся на Ф. Экозьянца. Точнее говоря, представляем эксклюзивное интервью, данное Ф. Экозьянцем нашему порталу.

С Филиппом Экозьянцем беседует журналист Гинтарас Висоцкас.

Литва еще в 2005-м году специальной резолюцией Сейма признала трагический 1915-ый год в тогдашней Османской империи «геноцидом армянского народа». По моим представлениям, такое решение Литвы было неправильным. Оно было ошибочным по нескольким причинам: резолюция была принята в полупустом зале Парламента; дискуссий по этому сложному вопросу не было – они продолжались всего десять минут; была выслушана лишь позиция Армении, позиция турецкой стороны – нет; кроме того, ни один литовский политик, журналист, исследователь, историк до тех пор ни дня не работал ни в турецких, ни в армянских архивах. Следовательно, Литва приняла чрезвычайно важное решение относительно разногласий между армянами и турками ничего в этом не смысля. Имело ли право Литовское государство подтвердить факт геноцида, полагаясь лишь на выводы и заявления зарубежных стран и некоторых международных комиссий?

Ответ:

Во-первых, я хочу сказать, что борьба за признание «геноцида» не является борьбой за торжество справедливости. Это борьба за то, чтобы подменить одно понятие другим: трагедию всех народов Османской империи переименовать в геноцид одного армянского народа. Здравомыслящему человеку понятно, что в условиях, когда Османская империя вела войну на несколько фронтов, когда внутри неё существовало множество очагов гражданского противостояния, как на религиозной, так и на национальной почве, тогда было невероятно сложно вести ту печальную статистику, которой сегодня манипулируют «жертвы геноцида» (под выражением «жертвы геноцида» я имею в виду, конечно, не тех, кто погиб, царствие им небесное, а тех, кто сегодня пытается получить моральные и финансовые «гонорары» за их смерть). Очевидно, что сегодня невозможно выяснить наверняка, что именно происходило в каждом городе, в каждой деревне, на каждом участке фронта. Разве кто-нибудь из нас понимает: кто, кого и за что убивает в Ираке или в Ливии? А ведь сегодня в нашем распоряжении спутниковая связь, интернет, сми, видеофакты, тысячи профессиональных журналистов, работающих в горячих точках. И мы все-равно не можем с уверенностью ответить на эти вопросы. Что уж говорить о делах столетней давности!

Я не могу оценить того, что произошло в литовском парламенте в 2005 году, поскольку для такой оценки необходимо изучить все материалы, связанные с упомянутой вами резолюцией. Если литовский парламент допускает принятие резолюции неполным составом, без дискуссий, с учетом мнения лишь одной стороны в спорном вопросе, то это, скорее, внутренняя проблема Литвы, чем акт помощи армянскому народу. Тем более, что переквалификация тех трагических событий в геноцид, это – не помощь, а самая что ни на есть, медвежья услуга. Исторические события – это кровеносные сосуды человеческой цивилизации: резать и сшивать, где захочется, нельзя; необходимо знать устройство всего организма.

В ответе на поставленный вами вопрос хочу коснуться первых актов признания «геноцида», которые для меня показательны.

Первым государством, признавшим «геноцид», как известно, стал Уругвай. Я много раз задавал себе вопрос: почему Уругвай? Он находится, в прямом смысле, на другом конце света, ничего общего не имеет ни с Турцией, ни с армянами; никакой эксклюзивной информацией, касающейся события 1915-1922 года в Турции, он не владеет; статуса государства, задающего тон в международной политике, не имеет. Более того, в 1965 году, когда состоялся акт признания «геноцида», Уругвай находился в глубочайшем политическом и экономическом кризисе, на улицах его городов пылала герилья, Национальный совет едва удерживал страну «на плаву». И в этот момент… Уругвай признаёт «геноцид» армян, к судьбе которых не имеет ни малейшего отношения. Я долго и безрезультатно искал ответ на этот и многие другие вопросы, пока не начал разбираться в истоках нашей, так называемой, «официальной» истории. И когда я понял, кто и зачем её написал, все стало на свои места. В случае с Уругваем подсказку я нашел в биографии того человека, который возглавлял Национальный совет правительства Уругвая с февраля 1965 по 1 марта 1966 года («геноцид» был признан в апреле 1965 года). Этим человеком был Вашингтон Бельтран Мульин, будущий чрезвычайный и полномочный посол Уругвая в Ватикане. Это отдельная и огромная тема, о которой я готов поговорить в будущем.

Следующим, кто признал «геноцид», стал Кипр. Соответствующая резолюция появилась в 1975 году. Через год после того, как там произошли столкновения на религиозной почве, и Кипр был поделен между мусульманской и христианской общинами. И снова «признание» происходит на фоне тяжелейшего кризиса не только, собственно, на Кипре, но и в Греции, которая принимала непосредственное и самое активное участие в событиях 1974 года на Кипре: как известно, в том же 1974 году в Греции пал режим «черных полковников». После того, как Кипр был разделен на турецкую и греческую части, «геноцид» признала именно греческая часть острова, провозгласившая себя новой независимой, хотя и не всеми признанной республикой. Затем, спустя 15 лет, в 1988 и в 1990 годах о признании «геноцида» объявила Армения, однако тогда она еще не являлась самостоятельным государством.

В 1993 году Сенат Аргентины принял резолюцию о солидарности с армянской общиной, в которой события в Турции 1915-1923 гг были названы «геноцидом». Любопытно, что президентом Аргентины с 1989 по 1999 гг был Карлос Сауль Менем, по официальной информации: армянин и по отцовской и по материнской линии, чьи родители были выходцами из Османской империи.

За 70 лет всего три государства приняли решение признать события 1915-1923 годов в Турции геноцидом: Уругвай, Республика Кипр, Аргентина. Два из них в момент признания находились в тяжелейшем политическом, экономическом и гуманитарном кризисе, а третье возглавлял армянин по происхождению. Два государства находились на противоположном полушарии и третье, только-только возникшее, было заведомо враждебным по отношению к Турции. Все три не имели на высокой международной арене практически никакого веса. Напрашиваются вопросы: почему за 70 лет не нашлось ни одного государства, стабильного и авторитетного на международной арене, владеющего всеми необходимыми документами о событиях 1915-1923 годов и пожелавшего признать «геноцид армян»? И кто, в конце концов, имеет право быть судьей в этом вопросе? Почему из трех великих держав, издавших совместную декларацию в мае 1915 года, в которой Турция обвинялась в преступлениях против человечества, Франции и России понадобилось более 80 лет, чтобы признать «геноцид», а Великобритания и вовсе не сделала этого? И правильно ли оценивать их совместное заявление 1915 года, как стремление к гуманности и справедливости, если тогда они сами находились в состоянии войны с Турцией – на тот момент самой масштабной за всю историю человечества?

Все это было бы странно, если бы не было очевидно то, что признание «геноцида армян», это – хорошо срежиссированная постановка, нити управления которой ведут в кабинеты самых могущественных правителей цивилизации. И начиналась она незаметно, с «окраин цивилизации», где гораздо легче манипулировать местными правительствами, с осторожностью и искусством, достойными самого ордена иезуитов. И вот, к началу 21 века «геноцид» признали уже несколько десятков государств.

Возвращаясь к Литовскому парламенту, скажу следующее. Я убежден, что признание «геноцида» – являлось одним из многочисленных условий поддержки Литвы Европейским Союзом. Поэтому на то, как именно происходило «признание геноцида», в самой Литве смотрели «сквозь пальцы».

Справедливости ради я должен сказать, что подавляющее большинство сторонников признания «геноцида» из социальных низов искренне верят в то, что стараются ради человечества, ради того, чтобы оно стало гуманнее, а его правители более ответственными в принятии решений. Но почему-то, не хотят замечать того, что процесс признания «геноцида армян» идет однобоко, с учетом интересов только одной стороны; так что парламент Литвы в этом смысле не одинок.

Я как армянин и потомок беженца из окрестностей Эрзрума категорически против любых попыток классифицировать события 1915-1923 гг в Османской империи как геноцид армян со стороны Турецкого правительства. Во-первых, потому, что такая трактовка не имеет достаточных обоснований. Во-вторых, потому что такая трактовка собственного прошлого морально и духовно уничтожает наш народ, превращая его в «исполнителя» одной бесконечной жалобной песни, в которой теряются и наше достоинство, и наша истинная национальная гордость. В-третьих, потому что такая трактовка отнимает у нас возможность примирения с соседними народами, что катастрофическим образом сказывается на жизни и благополучии армян, живущих в Республике Армения.

Что всё-таки случилось в 1915-м году между турками и армянами, на Ваш взгляд?

Ответ:

Это произошло не между турками и армянами. Это произошло между подданными Османской империи, которые испугались друг друга и стали друг друга подозревать либо в предательстве, либо в намерении совершить насилие. Можно сказать, что страх шел впереди наших деяний. Турки убивали армян, армяне убивали турок, курды – и армян, и турок… гибли все! Шла война, на дорогах хозяйничали банды мародеров, которых в такие времена всегда в избытке и которые подчиняются лишь своей алчности, а не приказам правительств. Мы знаем, что именно это обычно происходит на территориях, где идет война, так было во все века. Нужно признать и то, что всегда, во всех народах, во всех религиях были, есть и еще долго будут люди, которые считают, что какой-нибудь из народов не должен существовать на этой земле. Но это либо больные люди, либо преступники, и для них существуют специальные заведения.

Какие цели преследует Армения, добиваясь как можно более широкого признания геноцида во всем мире?

Ответ:

Я думаю, в реальности не существует суверенной Армении, которая принимала бы решения, исходя из интересов своего народа. Очевидно, что Армения находится под внешним управлением, а процесс признания «геноцида» превратился в долгоиграющий сериал, в котором новые серии появляются тогда, когда это выгодно нашим фактическим правителям: например, когда нужно надавить на Турцию и тому подобное. Поэтому он длится уже более ста лет, и будет длиться еще неизвестно сколько.

Мне довелось читать соображения некоторых зарубежных политиков, историков, исследователей о том, что несчастья 1915-го года могло и не быть, если бы проживавшие тогда в Османской империи армяне не бросились на помощь нападавшей на турок царской России?

Ответ:

Я не знаю, но сомневаюсь, что это соответствует действительности. Безусловно, верхушка армянства использовала любые возможности, чтобы насолить туркам. Но чтобы обычное население активно ввязывалось в это противостояние, я не верю. Простые люди всегда «ведо’мы», зависимы от навязанных им мнений и, в еще большей степени, от собственных страхов. Думаю, и здесь имеет место подмена понятий, в результате которой горстка воинственных, враждебно настроенных по отношению к Османской империи представителей армянского народа превращается в «весь армянский народ». Известно, например, что огромное количество армян воевалa за свою родину на стороне Османской империи, почему же мы их не называем армянским народом? На мой взгляд, это результат пропаганды.

Правда ли, что царская Россия вместе с некоторыми другими странами на протяжении нескольких столетий переселяла армян на территории, заселенные в ту пору азербайджанцами, чтобы искусственно изменить демографический состав в пользу немусульман?

Ответ:

Насколько мне известно, после войны 1826-1828 гг персидские христиане переселялись на захваченные Россией территории, а мусульмане, напротив, уходили на территории, оставшиеся под контролем шаха. С попытками и намерением изменить демографический состав региона я не знаком. Не исключаю, что кто-нибудь вынашивал такие планы, но реализацию этих планом представляю себе с большим трудом. Хочу отметить, что в 18-19 веках армянами стали называть всех христиан, проживавших и в Персии, и на Кавказе, хотя среди них были и назореи, и марониты, и кармелиты, и турки-христиане, и персы-христиане, и азербайджанцы-христиане, и аранцы (албанцы)-христиане. Из-за этого могла возникнуть путаница. На территории современного Азербайджана абсолютно точно жили христиане. В европейских источниках они именовались армянами. В персидских – назореями. Повторюсь, запутаться в этом легко. Я предпочитаю называть всех их христианами, так будет точнее.

Правда ли, что еще в конце 19-го – начале 20-гo года Ереван был больше азербайджанским, нежели армянским городом?

Ответ:

Правда то, что в Эривани проживaло огромное количество мусульман, и их было гораздо больше, чем христиан.

Кому должен принадлежать Нагорный Карабах?

Ответ:

Нагорный Карабах является территорией Азербайджана, это не секрет. А принадлежать он должен всем тем, кто жил там до войны, за исключением тех, кто причастен к преступлениям: преступники должны жить в тюрьмах.

Должен ли официальный Ереван осудить террористические акты АСАЛА и других подобных организаций, которые они организовали против турецких дипломатов в европейских столицах всего несколько десятилетий назад?

Ответ:

Думаю, да. Но мы понимаем, что это невозможно, пока к преступникам будут относиться, как к героям.

Должна ли Европа установить памятник турецким дипломатам, погибшим от рук террористов?

Ответ:

Я вообще не сторонник памятников. Я сторонник доброй книжной памяти.

В некоторых ваших видеоинтервью, опубликованных на youtube.com, вы перечисляете самые важные ошибки Армении. У вас сегодня такое же мнение?

Ответ:

Я не изменил своего мнения.

Какие ошибки со стороны Турции и Азербайджана Вы видите? Каковы ошибки Европейского союза, пытающегося мирно урегулировать конфликт относительно Нагорного Карабаха?

Ответ:

Уверен, что ЕС не допускает ошибок. Они работают по заранее подготовленному плану: если Карабах остается под контролем Армении, значит, им так нужно. Что касается ошибок Турции и Азербайджана, то я не разбирался в этом вопросе. Но думаю, то, что Турция не пытается решить вопрос военным путем, это большой плюс. Я сам верю, что нужно вести образовательную и просветительскую работу среди армян, во-первых, в историческом направлении, и это даст свои плоды.

Согласны ли Вы с мнением, что мирному сосуществованию армян и азербайджанцев сегодня препятствуют не «жестокие азербайджанцы», а российская военная база, размещенная в армянском городе Гюмри?

Ответ:

Нет, российская база решает совершенно другие задачи. Проблема наших взаимоотношений кроется гораздо глубже тех времен, когда армяне сблизились с Россией. Вторая часть моего исследования, посвященного событиям конца 17-го и начала 18-го веков в Персии, посвящена именно этому вопросу.

Не могли бы ли Вы в нескольких словах рассказать о себе? Читателям портала slaptai.lt было бы не только интересно, но и важно это знать.

Ответ:

Давайте отдельно поговорим на эту тему. Уже очень много получается.

Не хотите ли Вы приехать в Литву изложить свои соображения литовцам, мало сведущим в интригах Кавказского региона?

Ответ:

В Литве я был 40 лет назад, так что с большим удовольствием приеду к вам!

16.01.2020

print

Prisijunkite prie diskusijos

El. pašto adresas nebus skelbiamas.