Литовский журналист: «Мне понятна боль азербайджанцев из-за нагорно-карабахской трагедии»


Print

Vienas iš populiariausių, įtakingiausių Azerbaidžano internetinių portalų www.day.az šių metų rugsėjo 30 dieną paskelbė interviu su Slaptai.lt redaktoriumi Gintaru Visocku. Interviu pavadintas: «Мне понятна боль азербайджанцев из-за нагорно-карабахской трагедии». Day.az žurnalistas Rasulas Mechtijevas (Расул Мехтиев) klausia, kodėl Slaptai.lt pastaruoju metu itin daug dėmesio skiria musulmonų – krikščionių tarpusavio santykiams bei Lietuvoje gyvenančių tautinių mažumų problemoms, teiraujasi, koks Slaptai.lt požiūris į Kalnų Karabacho tragediją, domisi, kaip Slaptai.lt sekasi bendradarbiauti su Lietuvos azerbaidžaniečių draugijos lyderiu Mahiru Gamzajevu. Day.az žurnalistui R.Mechtijevui taip pat smalsu sužinoti, kodėl musulmoniškų temų šiandien nevengia ir krikščioniškosios pakraipos laikraštis “XXI amžius”, su kuriuo portalas Salptai.lt sėkmingai bendradarbiauja ne vienerius metus. Tikimės, jog šis interviu bus įdomus ir Lietuvos skaitytojams. Azerbaidžaniečio ir lietuvio žurnalistų pokalbį šiandien pateikiame rusų kalba. Artimiausiu metu bus paskelbtas ir lietuviškasis variantas.

Литовский журналист-исследователь: «Мне понятна боль азербайджанцев из-за нагорно-карабахской трагедии»

Интервью Day.Az с известным журналистом, редактором и владельцем литовского Интернет-портала www.slaptai.lt Гинтарасом Висоцкасом.

– Чья позиция из двух сторон армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта кажется вам более справедливой, и почему?

– Мои симпатии на стороне азербайджанцев. Мое почтение – Азербайджану, который, несмотря на огромную утрату, остался порядочным, достойным уважения государством. Баку свою честь и достоинство защищает исключительно порядочными средствами.

Но на этот раз мои поиски были не простыми. В таких случаях, в первую очередь, я стараюсь выяснить, кто первым начал стрелять и почему. Без ответов на эти вопросы трудно понять истинные причины конфликтных ситуаций.

Я терпеть не могу лжи, дезинформации, демагогии. Литва за последние столетия тоже многого натерпелась, многое потеряла, в том числе и территории. Поэтому мне понятна боль азербайджанцев из-за нагорно-карабахской трагедии.

Азербайджано-армянским конфликтом я стал внимательнее интересоваться несколько лет тому назад, когда познакомился с председателем Общества азербайджанцев Литвы Махиром Гамзаевым. Особенно глубокое впечатление на меня произвело мероприятие в память о геноциде азербайджанского народа, состоявшееся в Вильнюсе 31 марта 2009 года в помещении Центра исследования Геноцида и резистенции жителей Литвы (ЦИГРЖЛ).

Должен признаться, что долгое время я держался как бы на стороне армян. Не потому что был враждебно настроен против азербайджанцев. Просто, благодаря мощной пропаганде, немалое число литовцев убеждены, что мусульмане – люди жестокие, фанатичные, коварные, склонные к преступлениям.

Случай поближе узнать мусульман подвернулся в 1994 году, когда мне предложили отправиться в Грозный и разузнать, что же на самом деле происходит в бунтарской республике. Позднее, когда я писал цикл статей «Из чеченского дневника» в литовские газеты, то постоянно подчеркивал, что мне жить среди мусульман было не только просто, но и приятно.

Поэтому когда в 2007 году я пришел к председателю Общества азербайджанцев Литвы за первым интервью, у меня уже было довольно твердое мнение, что мусульмане не такие страшные, как о них кое-кто говорит. И не ошибся. До сих пор помню первые аргументы Гамзаева. Он меня спросил, кто начал Первую и Вторую мировые войны? Мне ничего не оставалось, кроме как признать: два самых крупных военных конфликта ХХ века начали точно не мусульмане, а безбожники родом из христианских народов.

А 31 марта 2009 года в моем сознании произошел еще один перелом. В день памяти трагедии азербайджанского народа кто-то из чиновников-перестраховщиков запретил показ так называемой «жестокой» версии документального фильма о геноциде азербайджанцев. Вы только представьте себе: историкам, журналистам, политикам, собравшимся в помещении Музея геноцида, не разрешен показ «жестокого» варианта фильма об азербайджанской трагедии. Это обстоятельство меня взбесило. Я спрашивал себя: почему в демократической Литве, в довольно узкой, специфичной аудитории в Музее геноцида не разрешается посмотреть якобы «жестокую» версию фильма. Никак не мог понять, почему кто-то за меня решает, что мне можно, а чего нельзя видеть. Я тут же вспомнил напыщенное мероприятие в память о геноциде армянского народа в Сейме Литвы, и разглядел очевидную дискриминацию. Кому-то разрешается больше, кому-то – меньше.

В этом случае я могу только порадоваться, что мой портал был первым в Литве, показавшим «жестокую» версию фильма о вашей трагедии. Этот фильм и поныне можно посмотреть на нем. О странном проявлении цензуры в Вильнюсе 31 марта я написал и в газете католического направления «XXI amžius» («ХХI век»).

– Чем вызвана такая ваша позиция, и многие ли разделяют ее сегодня в Литве?

– Такая моя позиция в Литве не всем по душе. Все чаще я слышу упреки, что предаю христианские идеалы. Некоторые наши «деятели» уже прислали мне кипу вопросов, например, почему я умалчиваю, сколько христианских ксендзов (католических священнослужителей) убито в сегодняшней Турции, какие жестокости творили в Нагорном Карабахе азербайджанские воины… Но я опознаю провокаторов, как говорится, по запаху.

По имеющимся у меня сведениям, не публиковать больше якобы «проазербайджанские» и «протурецкие» статьи особенно настойчиво призывают и редактора газеты «XXI amžius» Эдвардаса Шюгжду. На этого исключительно порядочного, религиозного человека, в советское время – диссидента, оказывают коварное давление. Бьют не откровенно, а посредством денег. Рекламодателей призывают не поддерживать это католическое издание. Цинично утверждается: пусть в таком случае их поддерживают мусульмане. А ведь мы ищем правду и ничего больше. Мы желаем рассматривать любое болезненное явление со всех сторон. Думаю, что именно мы поступаем по-христиански, ибо не руководствуемся примитивными стереотипами.

К тому же, хотел бы особо отметить, не думаю, что проблема Нагорного Карабаха – это война между христианами и мусульманами. Есть другие вещи. Во-первых, мне достаточно ясно, что армяне не оккупировали бы Нагорный Карабах без поддержки российских военных сил. Во-вторых, христианство запрещает убивать, обижать более слабых, мучить женщин. Но в ходе военных операций за Нагорный Карабах разве поступали христиане именно так, как того требует христианство? Мой коллега Ричардас Лапайтис, с которым ваш портал недавно сделал исчерпывающее интервью, рассказывал, какие ужасы он наблюдал, работая военным журналистом на армяно-азербайджанской линии фронта. И эти ужасы чинили точно не азербайджанцы.

Кроме того, христианство сегодня переживает не самые лучшие времена. И более религиозные мусульмане могут стать отличным примером, достойным подражания образцом для теряющей веру Европы.

– Есть ли какие-то характерные отличия в деятельности армянской и азербайджанской общин в Литве?

– Например, лидер Общества азербайджанцев Литвы никогда не избегал давать мне интервью, и именно он предложил провести в Литве круглый стол-дискуссию, за который сели бы все стороны, интересующиеся делами Нагорного Карабаха. Естественно, и армяне. Но литовские армяне этим предложением почему-то не воспользовались. Они, кажется, избегают даже моих вопросов. Ибо я хочу спросить, в частности, кто, как и почему препятствовал Р.Лапайтису публиковать в литовской печати объективные статьи о вашей стране? Я хотел бы взглянуть в глаза и тем литовцам, которые клеветали на него, что якобы он даже не бывал в военной зоне, якобы Азербайджан заплатил ему огромные гонорары.

В настоящее время я заканчиваю чтение книги «Преступления армянских террористических и бандитских формирований против человечества (XIX – XXI века)». При чтении этой книги у меня возникло особенно много вопросов. Их тоже я хотел бы задать армянам Литвы. Ведь убийство турецких дипломатов, политиков, историков хотя бы в конце ХХ века в европейских столицах – действительно здравому уму непостижимое явление. Если это – не терроризм, тогда что же такое терроризм? К таким выпадам относиться толерантно не может ни один порядочный христианин. Вот о чем следует громко говорить.

В конце концов, не могу не отметить одну важную деталь. Одним из моих любимых писателей в юности был Винцас Креве. Очень много произведений этого писателя я прочитал. Но благодаря М.Гамзаеву, я взглянул на творчество В.Креве еще глубже, ибо этот литовский классик в 1909-1920 гг. жил в Азербайджане и очень уважительно отзывался об азербайджанцах. Гораздо положительнее, нежели об армянах. На сегодня я уже прочитал и произведение В.Креве «Страна Азеристан», о котором до знакомства с господином Гамзаевым ничего не знал. В философском произведении можно найти места, которые армянам точно не понравятся. В ближайшее время я собираюсь опубликовать этот труд. Даже не сомневаюсь, что в Литве найдутся силы, которые призовут исключить абзацы, неприятные для армян. Но имею ли я право подвергать цензуре классика литовской литературы?

– Нам стало известно о журналистском расследовании, которое вы провели недавно в отношении одной из старых литовских часовен Вильнюса. Правда ли, что армяне пытаются прибрать это культовое сооружение к рукам, устроив вокруг него кладбище из представителей своей нации?

– Эти факты мне сообщили хорошо информированные источники, которым известно, что я проявляю интерес к делам нацменьшинств, проживающих в Литве. Этот армянский оазис почти в самом центре Вильнюса привел меня в некоторое замешательство. До сих пор я не получил никакого официального ответа на вопрос, почему эта часовня другого христианского вероисповедания в центре столицы отдана именно армянам?

Я действительно не против того, чтобы Литва была многонациональной. Если 200 лет тому назад в Вильнюсе стояла, скажем, мечеть литовских татар, то этот факт необходимо зафиксировать, отметить, почтить. Ибо это – история моего народа.

Однако еще более важно выяснять, каким образом в Вильнюсе или в любом другом городе Литвы появляются те или иные объекты. Если естественным образом – это одно. Но если следы культуры появились только в результате оккупации, тогда дело другое. Мне кажется, что именно о таком «культурном наследии» Литва не должна заботиться.

Предполагаю, что и армянский островок появился искусственно. Возможно, он образован лишь для того, чтобы 50 лет спустя можно было сказать, мол, здесь давным-давно действовала «армянская часовня». Однако почему сегодня никто из представителей литовских властей не занимается восстановлением мусульманской мечети, которая стояла в Вильнюсе с XVI века, и которая 45 лет тому назад была снесена? Ведь в отличие от Армянской апостольской церкви, вероисповедание мусульман является официально признанным среди других 9 традиционных религий Литовской Республики.

Лишь в последние годы нам удалось преодолеть установку на слепую веру в то, что говорят армяне. Некоторые литовские издания, журналисты и политики стали прислушиваться и к аргументам азербайджанцев. Однако подозреваю, что армяне вскоре предпримут контрдействия.

– Верят ли вам читатели-литовцы? Или у армян в Литве достаточно СМИ, находящихся под их влиянием?

– Думаю, что наш труд не пропал даром. Армяноцентристское понимание ситуации преобладало до тех пор, пока не было достойного противодействия. Теперь ситуация кардинально меняется. Подтверждением этому является то, что противник растерян и на все реагирует только мелкими интригами. Иначе как объяснить требование Союза армян Литвы уволить с должности координатора Совета Национальных Общин Литвы одного из наиболее продуктивных авторов, пишущих на кавказские, тюркские и мусульманские темы – историка и политобозревателя Имантаса Мелянаса? Или то, что в издании сомнительной репутации «Laisvas laikraštis» («Свободная газета») был опубликован «отпор» тому самому И.Мелянасу, подписанный неким Альгисом Касперавичюсом, который известен своими расистскими и фашистскими взглядами? Издания такого рода уже придираются и к моему порталу. Но было бы странно, если бы они не искали придирок.

Однако главное – это понимание, что находишься на стороне правды и справедливости. Как гласит восточная мудрость: «Собаки лают, а караван идет».


Prisijunkite prie diskusijos