Гинтарас Висоцкас. Что забыл сказать президент Литвы


Президент Гитанас Науседа. Фото Робертаса Дачкуса (канцелярия президента).

Одной из главных задач Президента Литвы является внешняя политика.

Правда, если президент Литвы Гитанас Науседа сегодня уделяет особое внимание проблемам здоровья, это не значит, что он дублирует обязанности министра здравоохранения Аурелиюса Вериги. Ведь ситуация с бушующим коронавирусом является исключительной. Было бы странно, если бы президента не заботило то, увеличивается или уменьшается число случаев заболевания COVID-19. Если президент интересуется всеми деталями, касающимися экономики страны, это тоже неплохо. Потому что ситуация чрезвычайная. Литва еще никогда не оказывалась в такой сложной ситуации. Интересуясь перспективами бизнеса, президент не дублирует обязанностей премьер-министра Саулюса Сквярнялиса.

И все же руководителю Литвы не следует забывать, что ему не пристало до мельчайших подробностей и, особенно, так часто углубляться в медицинские или экономические дела. Головной болью президента, прежде всего, должны быть другие вопросы.

A. Лукашенко. Фото EPA-ELTA.
Президент Грузии Саломе Зурабишвили. Фото канцелярии президента Литвы (Робертас Дачкус).

Отрадная инициатива — уделять больше внимания хаосу, возникшему в парламентском Комитете по национальной безопасности и обороны. Проявлять заботу о внешней политике, например об успехе намеченного 18 июня саммита лидеров стран Евросоюза и Восточного партнерства — не только хорошо, но и прагматично. Беседы, проведенные в последние две недели с лидерами Беларуси, Украины, Грузии, Армении, Молдовы и Азербайджана, безусловно, являются замыслом, который можно только приветствовать. Ведь президенты других стран ЕС, кажется, не могут порадоваться таким беседам.

Только опять же — разговор разговору рознь. Можно переливать из пустого в порожнее, обмениваясь красивыми словечками, или серьезно анализировать болезненным темы. Теперь, когда внимательно прочитаны все сообщения, распространенные Группой по вопросам коммуникации президента, о дискуссиях Гитанаcа Науседы с президентами стран — участниц программы Восточного партнерства Александром Лукашенко, Ильхамом Алиевым, Владимиром Зеленским, Саломе Зурабишвили, Игорем Додоном и Арменом Саркисяном, можно получить хотя бы поверхностное впечатление от того, какие акценты выбраны.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев. Фото канцелярии президента (Робертас Дачкус).

Не допустил ли президент Г. Науседа ошибок при выборе темы? Скажем, правильно ли было в разговоре с президентом Молдовы Игорем Додоном не затронуть приднестровской раны?

Также всем хорошо известно, что самой проблемной страной в Восточном партнерстве является Армения. Она единственная из шести стран, кто ведет себя агрессивно — она оккупировала около 20 процентов земель соседней страны. Я имею в виду Нагорный Карабах, который был насильственно оторван от Азербайджана около двух десятилетий назад.

Официальный Ереван до сих пор беззастенчиво игнорирует мнение всего международного сообщества, включая страны НАТО и ЕС, о том, что Нагорный Карабах должен быть возвращен Азербайджану. Таковы международные правила.

Президент Армении Армен Саркисян. Фото канцелярии президента Литвы (Робертас Дачкус).

Однако силы, в настоящее время незаконно управляющие Нагорным Карабахом, демонстративно проводят помпезные выборы, не признанные Западом, рассказывают волшебные сказки о том, что в Нагорном Карабахе обитает какая-то исключительная нация, имеющая право на отделение от Азербайджана, но при этом постоянно обстреливают азербайджанские войска на пограничных участках, препятствуют возвращению около миллиона азербайджанских беженцев в свои дома, официально не осудили своих террористических организаций, скажем, ASALA, которые в 1973 — 2002 годы осуществляли кровавые террористические акты в городах Европы, Америки и Австралии (235 террористических актов, 70 убийств, 41 покушение на жизнь, взято 105 заложников).

Если смотреть придирчиво, даже Беларусь является менее проблемной страной, чем Армения. Даже если официальный Минск поступил неправильно, решив строить Островецкую АЭС всего в нескольких километрах от белорусско-литовской границы, он все же построил АЭС на своей земле. Беларусь в настоящее время не захватила ни пяди чужих земель, как и Украина, Азербайджан, Грузия, Молдова.

Единственная Армения ведет себя агрессивно, вызывающе — как будто это крошечная Россия. Именно она, прикрываясь российской военной мощью (в городе Гюмри дислоцирована российская военная база), уже несколько десятилетий шантажирует своего соседа — Азербайджан.

При беседе с  руководством Армении всё это необходимо знать. Имел ли это в виду президент Литвы Г. Науседа, готовясь к конференционным беседам с Ереваном и Баку?

В. Зеленский. Фото EPA-ELTA.

Я не знаю, не уверен. Вот президенту Беларуси А. Лукашенко он напомнил, что Литва категорически отрицательно относится к Островецкой АЭС. А вот президенту Армении А. Саркисяну он не напомнил, что Армения должна соблюдать резолюции ООН, обязывающие уйти из Нагорного Карабаха. Об этом требовании международного сообщества — ни слова.

Столица Австрии Вена, где 20 июня 1984 года армянские террористы организовали нападение на турецкого дипломата Эрдогана Озена

По крайней мере, такое мнение о беседах с Баку и Ереваном формируют официально распространенные сообщения Группы по коммуникации президента (все сообщения публиковались на портале slaptai.lt).

Прочитав сообщения Группы по коммуникации президента, я заметил и больше странных умолчаний. Например, Г. Науседа утверждал, что Литва поддерживает территориальную целостность Грузии и Украины. Г. Науседа также утверждал, что он обеспокоен проблемами безопасности в Украине и Грузии, вызванными российскими вооруженными силами. А в сообщении, опубликованном после беседы с И. Алиевым, я не нашел акцента на том, что Литва поддерживает территориальную целостность Азербайджана, что Литва обеспокоена будущим Нагорного Карабаха.

Игорь Додон. Фото Presedinte.md.

Если такие слова были произнесены во время беседы, но просто не попали в сообщения, это одно. Но если Г. Науседа даже не упомянул об этом при разговоре с президентом И. Алиевым, разве это не оплошность? Беседовать с азербайджанскими лидерами, не спросив их хотя бы о судьбе азербайджанских беженцев, депортированных из Нагорного Карабаха, — бестактно.

Чтобы выяснить, действительно ли беседы с лидерами Азербайджана и Армении происходили так, как описано в официальных сообщениях, я направил несколько вопросов в Группу по коммуникации президента.

Вот они:

1.Выразил ли президент Гитанас Науседа, беседуя несколько дней назад по вопросам Восточного партнерства с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, поддержку территориальной целостности Азербайджана, т.е. подчеркнул ли, что Литва поддерживает усилия Азербайджана вернуть Нагорный Карабах и семь соседних районов, в настоящее время оккупированных иностранными силами; а также интересовался ли тем, как живут в настоящее время азербайджанские беженцы, изгнанные из Нагорного Карабаха?

2.Интересовался ли президент Гитанас Науседа, говоря о проблемах Восточного партнерства с президентом Армении Арменом Саркисяном, когда Армения выполнит требования международного сообщества вывести войска из Нагорного Карабаха, т.е. когда Ереван вернет Азербайджану в настоящее время незаконно управляемый регион?

3.Осведомлялся ли президент Гитанас Науседа, беседуя по вопросам Восточного партнерства с президентом Армении Арменом Саркисяном, о том, когда официальный Ереван собирается отказаться от услуг российской военной базы в Гюмрийском регионе?

Пока что — молчание. Никакого ответа.

2020.05.04; 00:30

print

Prisijunkite prie diskusijos

El. pašto adresas nebus skelbiamas.