Гинтарас Висоцкас. Почему обстреляли Гянджу?


Информация о том, что армянские войска подвергли серьезному обстрелу один из крупнейших городов Азербайджана, заставила насторожиться. Гянджа — важный для Азербайджана город, его древняя столица (как для нас Каунас). Азербайджанцы перенесли свою столицу в Баку, к Каспийскому морю, из соображений безопасности, чтобы отвести ее как можно дальше от нападающих вражеских государств.

Гинтарас Висоцкас. Slaptai.lt foto

К атакам на Гянджу международная общественность должна отнестись очень серьезно. Когда азербайджанцы метят в военные объекты, расположенные в окрестностях столицы Нагорного Карабаха Ханкенди (этот город армяне переименовали в Степанакерт в честь смертельного врага азербайджанцев), все знают, в том числе и премьер Армении Никол Пашинян, что это территория Азербайджана. И тут как ни крути, Азербайджан хозяйничает на своей территории. Но когда армянские снаряды летят в Гянджу, это означает, что Армения атакует соседнюю страну. Между обстрелом Степанакерта и обстрелом Гянджи — гигантская разница. Не видеть этой разницы просто неприлично.

Кстати, разрушения в Гяндже огромные. Утверждаю это, опираясь не на азербайджанские или турецкие, а на литовские источники. Так, руководитель европейской миссии в Азербайджане литовский дипломат господин Кястутис Янкаускас, который вместе с послами других стран ЕС осматривал Гянджу после обстрелов, рассказал  изданию minval.az о том, какие чувства он испытал, когда увидел разрушенные здания.

О нагорно-карабахском конфликте по какой-то причине избегают говорить всю правду. Даже в Литве. Например, почему бы не обратить внимание на интервью бывшего президента Армении Левона Тер-Петросяна на Youtube? Он считает, что компромиссов между Арменией и Азербайджаном по вопросу раздела Нагорного Карабаха можно было достигнуть еще в 1997 году. Но армянам, обосновавшимся тогда в Нагорном Карабахе (так называемому карабахскому клану), было все мало и мало. Клан хотел всего, аппетиты у него был огромные. А те армянские политики, которые трезво смотрели на конфликт, были отодвинуты в сторону.

Те, кто утверждает, что Нагорный Карабах в соответствии с международным правом принадлежит Азербайджану, но сейчас там живут армяне, лукавят. Они хотят этим сказать, что Нагорный Карабах принадлежит Азербайджану только теоретически, а практически там живут одни армяне.

Гянджа после обстрела

Да, действительно, вы не найдете там ни одного азербайджанца — уже тридцать лет их там нет. Но когда кто-то пишет или говорит, что в Нагорном Карабахе живут одни армяне, он должен пояснить, что во все времена там жило очень много азербайджанцев, но сейчас их там нет. Почему? Да потому что их выгнали. Выгнали силой — угрожая, отнимая имущество, убивая. Так что утверждать, что в этом регионе живут одни этнические армяне, — значит говорить только половину правды. Когда мы так говорим, неплохо было бы выяснить, почему в Нагорном Карабахе, да и в столице Армении Ереване, сегодня нет ни одного азербайджанца, и откуда взялись миллионы азербайджанских беженцев – не с неба же они упали. Вот тогда станет понятно, почему сегодня в Нагорном Карабахе нет ни одного азербайджанца.

Те, кто утверждает, что Россия поддерживает Азербайджан, потому что поставляет ему современное оружие, тоже говорят только часть правды. Почему-то они не добавляют, что Кремль поставляет оружие и Армении. А ведь разница опять-таки налицо: Азербайджан покупает вооружение по рыночным ценам, а Армении оно достается даром или по символической цене. Кстати, оружие в Азербайджан доставляется открыто, а в Армению тайно, окружными путями. Я уже писал, что Азербайджан в этом году зафиксировал большое количество российских транспортных авиарейсов, следующих в Армению. Официальный Кремль цинично утверждает, что самолетами в Армению доставляются стройматериалы. В эту легенду очень сложно поверить. Уже хотя бы потому, что в армянском городе Гюмри размещается многотысячная российская военная база.

Когда кто-то начинает возмущаться, что Азербайджан специально обстреливает христианские святыни в Нагорном Карабахе, пусть он сначала посмотрит, нет ли рядом с ними подразделений армянской армии. Всем известно, к каким уловкам прибегают военные: прячут своих солдат в школах, университетах, больницах, чтобы противник не мог их обстреливать, а если обстреляет — чтобы его можно было обвинить в том, что он поднял руку на мирных жителей. В нашем случае это духовные святыни и архитектурные шедевры.

Когда кто-то пытается доказать, что официальный Ереван в Нагорном Карабахе защищает христианские ценности, пусть поищет на Youtube, что по этому поводу думает российский журналист Максим Шевченко или исследователь армянской истории, автор книги «Исраэль Ори. Ящик Пандоры» Филипп Экозьянц. Армения не защищает христианские ценности, Армения компрометирует христианство — такой вывод можно сделать, посмотрев их выступления на Youtube каналах.

В азербайджанской печати, в частности, в издании haqqin.az, мне довелось прочитать интервью, взятое азербайджанскими журналистами у бывшего президента Латвии Валдиса Затлерса. Он утверждает, что Нагорный Карабах — территория Азербайджана и официальный Баку имеет право вернуть себе утраченные земли, а у европейских переговорщиков было достаточно времени, чтобы урегулировать этот конфликт не только мирно, но и справедливо, но Минская группа конфликт не урегулировала. Сказано ясно, яснее некуда.

Гянджа после атаки Армении

А что об обстреле древней азербайджанской столицы думают бывшие литовские президенты Валдас Адамкус и Даля Грибаускайте? Они что, считают эту тему неинтересной и неактуальной?

Хотелось бы также услышать мнение по этому поводу историка, депутата завершающего свою работу Сейма А. Гумуляускасa (попадет ли А. Гумуляускас в новый состав, узнаем, когда будут подведены окончательные итоги выборов). 1 октября он похвастался в соцсетях, что группа по межпарламентским связям с Арменией встретилась с послом Армении в странах Балтии Тиграном Мкртчяном (его резиденция находится в Вильнюсе) и обсудила конфликт в Нагорном Карабахе. Но раз так, то надо выкладывать всю правду: что на этой встрече обсуждалось, в чем стороны пришли к согласию, а в чем мнения разошлись. Было бы любопытно узнать, решился ли историк А. Гумуляускас хотя бы намекнуть послу, что в соответствии с международным правом армянская армия должна покинуть пределы Нагорного Карабаха? Или он ограничился выражением «глубокой обеспокоенности в связи с жертвами с обеих сторон»?

Свое отношение к армяно-азербайджанскому конфликту обязан выразить и спикер бывшего Сейма Викторас Пранцкетис. Слово «обязан» я употребил неслучайно. Господин В. Пранцкетис, исполняя обязанности лидера литовского парламента, за деньги налогоплательщиков летал в Армению, а потом — опять же на наши деньги — находился с визитом в Азербайджане. Поэтому пусть он тоже отвечает как на духу, какой прок был в этих визитах, какова ценность этих туристических поездок, что он думает об обстреле Гянджи.

Не имеет морального права молчать, на мой взгляд, и наша первая леди Диана Науседене. Еще совсем недавно на приеме она встречалась с женой премьера Армении Никола Пашиняна, которая привезла в Вильнюс некий план примирения Еревана и Баку. Где этот мирный план, в чем его ценность?

Любопытно было бы узнать и позицию президента Литвы Гитанаса Науседы. Когда премьер агрессивно ведущей себя Армении Никол Пашинян (все прекрасно помнят его противоречащие международному праву фразу: «Нагорный Карабах — Армения, и точка») заболел коронавирусом, Г. Науседа в соцсетях пожелал ему скорейшего выздоровления.

А какие пожелания литовский президент адресует армянскому премьеру сегодня?

2020.10.13; 10:00

print

Prisijunkite prie diskusijos

El. pašto adresas nebus skelbiamas.